Қадір-қасиет продолжает просвещать по правам человека

23.10.2019 Директор ОО «Қадір-қасиет» Аида Жусипалиева провела лекцию-презентацию для 40 студентов КазГЮУ в рамках дисциплины  «Права человека и правозащитная деятельность».

Аида рассказала студентам о деятельности Қадір-қасиет и институте Национального превентивного механизма (НПМ), а завершила занятие разбором кейсов по реальным событиям в судьбах казахстанских правозащитников.

В потоке были студенты 2 и 4 курса специальностей «Международное право», «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность».

Было задано немало вопросов, и мы надеемся, что студенты придут к нам на практику.

 

Соблюдение права на обжалование постановления суда о выдворении за пределы РК иностранных лиц или лиц без гражданства

Скачать в pdf

ВВЕДЕНИЕ
Общественное объединение «Қадір-қасиет» — некоммерческая организация,
зарегистрированная 1.09.2010 г. в г.Астана.
В декабре 2018 г. ОО «Қадір-қасиет» инициирован проект по доступу мигрантов к
обжалованию судебных актов о выдворении.
В рамках партнерства с Международной организацией по миграции:
• осуществлен обзор средств массовой информации по предмету исследования;
• проведен анализ законодательства;
• направлены запросы в государственные органы;
• разработаны формы карт наблюдений по административным, гражданским и уголовным
делам;
• подготовлена форма апелляционной жалобы на постановление суда о выдворении, а также
памятка мигранту;
• отобраны и 2-3.03.2019 г. обучены в ходе двухдневного семинара студенты для проведения
наблюдательной миссии в судебных заседаниях по административным, гражданским и уголовным
делам (при поддержке Г.О.А. Фонда имени Фридриха Эберта и Sigrid Rausing Trust);
• в период с 04.03.2019 г. по 30.04.2019г. в г.Нур-Султан и Туркестанской области
осуществлено наблюдение в 190 судебных заседаниях в отношении 240 иностранных граждан. В большинстве случаев наблюдательная миссия осуществлялась по 2 человека в каждом процессе;
• изучены 107 постановлений судов от 3, 5, 6, 7, 12, 14, 15, 18.03.2019 г., 9, 15, 16, 22.04.2019 г.

Продолжить чтение «Соблюдение права на обжалование постановления суда о выдворении за пределы РК иностранных лиц или лиц без гражданства»

Прозрачность деятельности правоохранительных органов. Конференция 2018. Сборник выступлений

Общественный совет по вопросам деятельности органов внутренних дел Республики Казахстан Международная тюремная реформа PRI в Центральной Азии

 

Прозрачность деятельности правоохранительных органов

 

Сборник выступлений и рекомендаций. СКАЧАТЬ PDF 

 

25 декабря 2018 г.

г.Астана, 2019 г.

 

Программа конференции

«Прозрачность деятельности правоохранительных органов»

 

10:00 Приветствия

Жусипалиева Аида, директор ОО «Қадір-қасиет»

Назарова Жанна, «Международная тюремная реформа» (PRI)

 

10:15     Статистические данные. Правовая база

МОДЕРАТОР — Реймер Роман, ОФ «Еркіндік қанатты»

Данчев Александр – директор ОО «Equal rights», г.Петропавловск

Когамов Марат Чекишев – руководитель общественного совета при МВД РК Косарев Владислав Борисович – депутат Мажилиса Парламента РК

11:15     Перерыв

 11:30     Полномочия правоохранительных органов. Мониторинг и контроль

МОДЕРАТОР — Когамов Марат Чекишевич, д.ю.н., профессор

Мерманкулов Нурхан Мейрханович – заведующий отделом анализа и планирования Департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде РК,

Калиев Ерлан – правозащитник, г.Алматы

Саламатов Ескали Амангельдинович – к.ю.н., доцент, эксперт по правовым вопросам

 

12:30     Кадровые ресурсы. Обеспечение добросовестности личного состава.

МОДЕРАТОР – Батталова Зауреш Кабылбековна Джандосова Фатима — исследователь

Камзе Ляззат – директор Центра защиты социальных прав Цай Евгений – директор ОО «Камкорлык»

Альжанов Димаш — политолог, участник гражданской инициативы «За реформу МВД»

 

13:30     Обед

 

14:30     Мониторинг жалоб и поведения. Обращение с заключенными

МОДЕРАТОР — Дуйсекова Лейла, УВКПЧ ООН Умарова Айман – адвокат коллегии адвокатов г.Алматы

Жакупов Ержан – старший прокурор службы по надзору за законностью приговоров, вступивших в силу, и их исполнением Генеральной прокуратуры РК

Еркаева Нина – директор ОО «Образование и развитие», ОНК Карагандинской области Айтенов Габит – член Координационного совета НПМ, г.Тараз

Едигеева Гульнур – член Координационного совета НПМ, г.Актобе Молчанов Сергей – член Координационного совета НПМ, г.Павлодар

Сапаргали Аслан – главный эксперт Национального центра по правам человека в РК Назарова Жанна – руководитель офиса представительства PRI в г.Астана

 

15:30     Доказательства, имущество, осведомители, раскрытие информации МОДЕРАТОР – Умарова Айман, член Алматинской областной коллегии адвокатов Ковлягина Светлана – адвокат коллегии адвокатов Павлодарской области, г.Павлодар Габдуалиев Мереке Тлекович – адвокат коллегии адвокатов ЗКО, к.ю.н., г.Уральск Берсанова Фатима – адвокат коллегии адвокатов г.Астана

 

16:30      Рекомендации

17:00      Завершение конференции.

 

РЕКОМЕНДАЦИИ

 

Участники конференции «Прозрачность деятельности правоохранительных органов», прошедшей в г.Астана 25 декабря 2018 года,

указывая на отсутствие представителей МВД РК как показатель нежелания участвовать в обсуждении и незаинтересованность в реформировании,

отмечая ухудшение ситуации с прозрачностью деятельности правоохранительных органов в Республике Казахстан («везде есть коррупция»), отсутствие доступа к информации о соблюдении прав человека, деградацию полиции в целом,

обращая особое внимание на то, что сегодня закон и правоприменение – два разных понятия (на практике всё иначе, чем установлено законом),

уточняя важность реформирования полиции (МВД не должен иметь ряд полномочий, необходимо четко прописать закон, а не зависеть от воли начальника, обновить кадры поэтапно и под контролем гражданского общества, с участием независимых экспертов),

подчеркивая общественный интерес к тому, каковы главные и истинные интересы правоохранительных органов, почему налогоплательщики не вправе иметь информацию, в связи с чем до сих пор не разработаны критерии оценки прозрачности деятельности правоохранительных органов (когда Президент много лет назад еще поручил это сделать),

однозначно выражая приверженность правам и свободам человека, необходимости соблюдения минимальных международных стандартов в этой части и исполнения обязательств государством,

 

РЕКОМЕНДУЮТ:

 

В части законодательства —

  • В целях обеспечения независимости законодательной ветви власти создать правовые условия для самостоятельного продвижения депутатами законодательных инициатив, в отсутствии «поддержки» Правительства.
  • В законодательстве Казахстана установить принципы открытости и прозрачности, гласной деятельности полиции и других правоохранительных органов.
  • Обеспечить прозрачность и публичность текстов проектов подзаконных правовых актов (в части, касающейся правоохранительных органов и прав человека) и широкое их обсуждение заблаговременно до согласования с другими государственными органами.
  • Парламенту и Правительству РК обратить внимание на тот факт, что в Уголовный кодекс 2015 г. с его 466 статьями внесены изменения в 315 статей. Это в свою очередь не является показателем качественной работы.
  • Сегодня отбывают наказание лица за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Необходимо внимательно изучить и пересмотреть подходы к объему наказаний (сроки лишения свободы), поскольку они в совокупности с такими факторами, как незанятость и нетрудоустроенность, деградация, школа преступности, моральная инвалидизация и пытки, изначальная невыполнимость норм питания и обмундирования, утрата сострадания, всяческое отсутствие поисков надлежащих подходов к заключенным, не обеспечивают целей наказания.
  • Правовые акты МВД с грифом «Для служебного пользования», касающиеся прав и свобод человека, должны быть рассекречены и опубликованы, поскольку осужденных стали наказывать за то, чего они не знают (нет в Правилах внутреннего распорядка, но обязанности есть в актах с грифом ДСП), а суд игнорирует требования законодательства, имеющего большую юридическую силу.
  • Незамедлительно разработать и принять законодательство о запрете дискриминации.
  • Разработать и принять стандарты в условиях содержания под стражей и лишения свободы лиц ЛГБТ.
  • Вывести уголовно-исполнительную систему и медицинскую службу из подчинения МВД, переведя последнюю в исключительную подведомственность Министерства

 

здравоохранения. В пенитенциарных учреждениях право на выбор врача и медицинского учреждения нарушается в каждом случае; ни один медицинский работник пенитенциарного учреждения, в котором выявлен факт пыток, до сих пор не понес наказания; лекарств нет; нет подтверждения категории врачей (они опасаются, что с них «снимут погоны»; врачи пенитенциарных учреждений деградируют).

  • Исключить норму об уведомлении администрации учреждения о визите общественной наблюдательной комиссии, как не обеспечивающую беспристрастный подход данного института общественного контроля.
  • Повысить защищенность участников национального превентивного механизма – установить запрет привлечения к гражданской, административной или уголовной ответственности с целью исключения возможности мести чиновников.
  • Внести изменения в диспозицию нормы УК о заведомо ложном доносе, исключив из круга субъектов заявителей о пытках.
  • Имплементировать положения Конвенции о правах инвалидов в казахстанское законодательство.
  • Дефектное законодательство об оперативно-розыскной деятельности, о закупках (об осведомителях/ «сотовых» свидетелях/ конфиденциальных помощниках, и закупе услуг в ст.309 п.1 о методе из одного источника) требует срочного пересмотра в виду серьезных коррупционных рисков. Правоохранитель может присвоить прибыль, а правонарушитель в обмен на свободу молчать об этом. Расплывчатые формулировки «транспортные и иные средства», «научно-технические познания».
  • У адвоката доступ к такому доказательству, как конфиденциальный помощник, ограничен. Судья должен иметь доступ к следующей информации: действительно ли получил

«помощник» деньги. Есть пример, когда АДГС заявило иск в 50 тыс. тенге, когда лицо обвинено на 500 тыс. тенге.

 

В части статистики:

  • Создать план по борьбе с искусственной латентностью преступности, исключить какие- либо манипуляции МВД, Верховного суда со статистикой (например, с переквалификацией с тяжких преступлений на иные, с цифрами о количестве тюремного населения, с числом оправдательных приговоров), обеспечить обществу доступ к реальной статистике о преступности (в том числе в целях развития науки), которая сегодня неизвестна (к примеру, недоступна в судебном кабинете информация об обороте наркотиков), либо отсутствует на сайте Комитета УИС МВД РК, но имеется на зарубежных сайтах. Мировая таблица тюремного рейтинга показывает 83 место Казахстана, но это дополнительный индекс, в то время, как истинная позиция – это 49 место по числу тюремного населения. Или другой пример: МВД создает искусственные показатели борьбы с особо тяжкими преступлениями путем провокаций имитаторов преступного поведения (борьба с наркотиками).
  • Широко публиковать «цену» преступности.

 

Исключить в любых формах «тишину и закрытые двери», полюбившиеся коррупции:

  • Департаменты полиции, при которых созданы общественные советы, не должны быть формальными как сегодня (не оправдывают цели их создания, способствуют закрытости, не включают независимых представителей гражданского общества; на всех сайтах отсутствуют графики, отчеты).
  • Исправить ошибки на сайте МВД РК (устаревшие названия городов, нет части участковых пунктов полиции, нет доступа к статистике о численности тюремного населения, в то время, как на зарубежных сайтах таковая имеется).
  • Должен быть обеспечен доступ к информации на сайтах правоохранительных органов о выделенном бюджете, его расходовании, дефиците штатной численности, отчет по обороту наркотиков (изымается в основном марихуана и слабые наркотики, а сколько героина —

 

неизвестно; сколько наркозависимых в РК? Такой человек должен употреблять 1 грамм в день? Если, к примеру, их 10 тысяч, то сколько реально тяжелых наркотиков в стране?).

  • Открыто информировать общество о преступлениях, вызывающих резонанс.
  • Опубликовывать годовые отчеты о деятельности правоохранительных органов на их сайтах.
  • Обобщить практику применения правоохранительными органами Закона РК «О доступе к информации».
  • Обобщить практику по исполнению Приказа Генерального прокурора о назначении конкретных видов экспертиз в случае рассмотрения обращения о пытках и принять меры к решению таких вопросов, как: экспертизы не назначаются, специалистов нет, в реестре Министерства юстиции нет такого вида эксперта, как психолог и соответствующего вида экспертизы.
  • Обобщить практику по делам с применением сделки о признании вины, потому как есть примеры необъективности, оказания давления, что не исключает утраты ценности суда и доступа к правосудию. Правосудие исчезает, чего нельзя допустить.
  • До сих пор не ясно: кто расследует преступления в отношении сотрудников правоохранительных органов (нет четкой подследственности), сколько, по каким статьям, к какому наказанию привлечены, какая работа ведется правоохранительным органом для недопущения нарушений закона?

 

Иные —

  • Разработать концепцию реформирования МВД, поскольку одной дорожной картой, куда включен ограниченный круг вопросов, не обойтись (желаешь подать заявление – сталкиваешься с высоким забором, решетками, обязательством доказать, кто ты и зачем пришел, изъятием мобильного телефона; несмотря на функционирование национального превентивного механизма 5 лет в стране, правоохранительные органы до сих пор не знают: что такое НПМ; ценность общественного контроля не понимается ни руководством, ни подчиненными в МВД; стали неизвестными понятия «доверие», «быстрое реагирование»,

«защита прав человека» в обмен на распространенные «презумпция виновности человека» и пытки; агрессия и преступное поведение полиции делают «кодексы этики» бесполезными, а безнаказанность полицейских – процветающей и системной проблемой).

  • Запретить изъятие мобильных телефонов сотрудниками правоохранительных органов, в таком случае граждане будут чувствовать себя защищёнными, а полиции нечего бояться (если только не ответственности за пытки и т.д.).
  • Повышать потенциал полиции, улучшить качественно уровень расследования, в том числе посредством приема высококвалифицированных юристов на должность следователей.
  • Суды должны критически относиться к доказательствам стороны обвинения (в особенности, где имеет место заявление человека о превышении власти, безнаказанности полиции), в том числе с целью повышения уровня профессионализма сотрудников правоохранительных органов, для привлечения внимания общества к вопросу для кого написан уголовно-процессуальный закон (для соблюдения, прежде всего, сотрудниками правоохранительных органов).
  • Такой вид наказания как общественные работы превратился в «акиматовские работы», в то время, как работа должна служить и быть направленной на благо общества.
  • Прекратить порочную практику необоснованных задержаний, в особенности в порядке административного производства (мобильные группы фиксировали только в 2018 г. несколько сотен неправомерных случаев задержаний граждан).
  • Генеральной прокуратуре необходимо исключить из практики вручение

«предупреждения» в качестве превенции мирных собраний граждан.

  • Строго обеспечивать права человека, в том числе конфиденциальные свидания с адвокатами, доступ к правовой помощи, право на свободу от пыток, право на эффективные

 

средства правовой защиты внутри страны, право задержанного и заключенного на выбор врача, права лиц с особыми нуждами и др.

  • Взыскание в отношении заключенного стало способом вымогательства, а отсутствие надлежащего надзора десятилетиями остается без внимания Генерального прокурора. В этой связи необходимо учредить институт пенитенциарных судей (для рассмотрения дел об условно-досрочном освобождении, перевод с одних условий содержания в другие, наложения взыскания, жалоб о нарушении прав заключенных и др.).
  • Срочно расследовать независимой комиссией каждый случай смерти задержанного, заключенного в Казахстане и придать результаты широкой огласке.
  • Пересмотреть приговор и освободить Макса Бокаева из мест лишения свободы, потому как его вина лишь в пользовании своими правами, и не более.
  • Разработать индикаторы оценки эффективности деятельности правоохранительных органов, проводить ежегодный аудит.
  • Обеспечить единообразный, равный подход к исполнению ст.50 Закона РК «О государственной службе» (о дисциплинарных проступках, дискредитирующих государственную службу).
  • Правительству: принять меры к строгому исполнению требования о даче мотивированного ответа по каждому обращению человека в государственный орган.
  • Министерству юстиции надлежит заняться реальной пропагандой права, при этом проведя оценку нужд общества и разместив план этого на своем сайте.
  • На базе Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции создать площадку для публичной дискуссии волнующих общество вопросов прозрачности деятельности, с приглашением всех правоохранительных органов.

 

25 декабря 2018 года, город Астана

 

Жусипалиева Аида, директор ОО «Қадір-қасиет»

 

Уважаемые участники конференции,

 

Позвольте обозначить задачи, которые бы мы хотели поставить сегодня. Наряду с пониманием сильных и слабых сторон подхода государства к обеспечению добросовестности и подотчетности полицейских служб, выявить возможности для проведения реформы и развития. В контексте более широких стратегических рамок техническая помощь в области обеспечения добросовестности и подотчетности полиции может включать предложения, направленные на укрепление следующих аспектов:

  • подготовка законопроектов (или внесение поправок в законы), осуществление и мониторинг законодательства (включая соответствующие кодексы поведения и Стратегию обеспечения добросовестности полиции);
  • подготовка заявления о ценностях, видении перспектив и миссии;
  • механизмы мониторинга, контроля и надзора за поведением сотрудников полиции и осуществлением возложенных на них функций;
  • разработка руководств и оперативных процедур;
  • разработка процессов управления с позиции мониторинга и проверки добросовестности;
  • независимые и существующие на уровне общин механизмы мониторинга поведения сотрудников полиции (включая создание организации или комиссии по борьбе с коррупцией в случае ее отсутствия);
  • учебные стандарты и материалы (особенно в ключевых областях, таких как этика поведения, уважение многообразия и соблюдение прав человека);
  • руководящие указания в отношении справедливого и объективного отбора и найма сотрудников;
  • совершенствование процедур приема посетителей, пострадавших и свидетелей в полицейских участках;
  • оборудование и процедуры для надлежащего рассмотрения улик и вещественных доказательств;
  • надежные механизмы управления финансами и аудита.

Для единообразного использования важно обратить внимание и на термины:

Подотчетность. Данное понятие относится к ситуациям, в которых от того или иного лица «требуют или ожидают обоснования действий или решений», однако оно также применимо в случае, когда должностное лицо несет «ответственность перед кем-либо или за что-либо».

Надзор. В контексте контроля за деятельностью надзор можно определить (в числе прочего) как «управление на основе контроля эффективности деятельности или действий отдельного лица или группы лиц».

Добросовестность. В словаре Compact Oxford English Dictionary добросовестность определяется как «честность и нравственная стойкость».

Коррупция. Авторы Конвенции ООН против коррупции сочли более уместным привести список примеров коррупционной практики вместо поиска определения, которое было бы применимо во всех ситуациях. В энциклопедии Britannica Concise Encyclopaedia предлагается следующее определение коррупции: «Предосудительное и обычно незаконное поведение, цель которого состоит в обеспечении выгоды для себя или другого лица. Формы коррупции включают в себя взяточничество, вымогательство и злоупотребление внутренней информацией. Коррупция имеет место в ситуациях безразличного отношения общества или отсутствия стратегий правоприменения. Организация «Трансперенси Интернешнл» (ТИ) определяет коррупцию как «…злоупотребление вверенными полномочиями в целях получения личной выгоды. Коррупция обычно подразумевает совершение ненадлежащих действий или

 

несовершение надлежащих действий с целью получения прибыли, выгоды, преимуществ для себя или другого лица либо в ущерб другому лицу.

К   числу    наиболее    распространенных   примеров   коррупции   полиции   относятся следующие:

  • отказ от поддержания правопорядка (игнорирование проблем) взамен на услугу или выгоду;
  • требование штрафов или взяток за вымышленное нарушение правил дорожного движения или иное правонарушение;
  • кража или ненадлежащее использование имущества, находящегося на хранении в полиции на законных основаниях;
  • «утеря» или фальсификация улик с целью сорвать вынесение обвинительного приговора; продажа конфиденциальной информации; или
  • непосредственное участие в преступной деятельности, такой как контрабанда или незаконная торговля.

Принуждение – это «побуждение лица, которое не желает этого, к совершению тех или иных действий посредством применения силы или угроз». Принуждение не всегда является незаконным. Права на принуждение включают контроль за свободным перемещением лица или предотвращение его свободного перемещения, проведение обыска лиц или имущества, изъятие и удержание личного имущества, а также законное применение силы, которое может повлечь за собой нанесение телесных повреждений и даже смерть. При этом вопрос о добросовестности возникает в случаях злоупотребления полномочиями или их ненадлежащего использования, то есть незаконного применения силы.

Пытка. В статье 1 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания пытка определяется как «…любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно».

Еще в 1979 г. при разработке международных стандартов полицейской деятельности ГА ООН приняла Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка.

Должностные лица по поддержанию правопорядка соблюдают следующие требования:

  • постоянно выполняют возложенные на них законом обязанности, служа общине и защищая всех лиц от противоправных актов;
  • уважают и защищают человеческое достоинство и поддерживают, защищают права человека по отношению ко всем лицам;
  • применяют силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей;
  • сохраняют в тайне сведения конфиденциального характера;
  • не могут осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания;
  • обеспечивают полную защиту и охрану здоровья задержанных ими лиц;
  • не могут совершать какие-либо акты коррупции; и
  • используя все свои возможности, предотвращают и всемерно препятствуют любым нарушениям Кодекса.

 

Данчев Александр, директор ОО «Equal rights», г.Петропавловск

 

Добрый день, уважаемые участники конференции!

 

Хотелось бы остановиться на законодательных основах открытости полиции.

В Молдове имеется закон «О деятельности полиции и статусе полицейского» в статье 5

«Прозрачность деятельности полиции». Начальник Генерального инспектората полиции раз в полугодие представляет через СМИ отчет о работе. Не подлежат разглашению сведения, которые могут нанести ущерб чести, достоинству или безопасности лица, законным интересам физических и юридических лиц. Полиция не предоставляет сведений, которые могут нарушить презумпцию невиновности, нормы полицейской этики, интересы безопасности человека, общества или государства.

В законе Украины «О национальной полиции» имеется статья 9 «Открытость и прозрачность». Полиция обеспечивает постоянное информирование органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также общественности о деятельности в сфере охраны и защиты прав и свобод человека, противодействия преступности, обеспечения публичной безопасности и порядка. Проекты нормативно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, проходят общественное обсуждение в порядке, определенном Министром внутренних дел Украины.

В законе Узбекистана «Об органах внутренних дел» имеется статья 9 «Принцип открытости и прозрачности». ОВД осуществляют свою деятельность открыто и прозрачно, во взаимодействии с государственными органами, органами самоуправления граждан, другими организациями и гражданами, а также со СМИ. Физические и юридические лица имеют право получать достоверную информацию о деятельности органов внутренних дел, а также непосредственно затрагивающую права и законные интересы физических и юридических лиц, за исключением информации, доступ к которой ограничен законом.

В законе Беларуси «Об органах внутренних дел» в статье 5 «Гласность в деятельности органов внутренних дел», говорится, что деятельность органов внутренних дел является гласной, открытой для граждан и СМИ в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства о защите государственных секретов и иной охраняемой законом тайны. Органы внутренних дел информируют государственные органы, общественные объединения, СМИ, граждан о состоянии общественного порядка и мерах по его обеспечению.

В законе Азербайджана «О полиции» в статье 6 «Гласность в деятельности полиции», говорится, что полиция в установленном порядке информирует о своей деятельности государственные органы и население. Полиции запрещается раскрывать государственную, семейную, профессиональную и коммерческую тайну, без соответствующего разрешения прокурора, следователя или суда — материалы предварительного и судебного расследования, а также сведения, касающиеся личной жизни людей, законных интересов физических и юридических лиц, могущих унизить их достоинство. При установлении несоответствия действительности сведений, распространенных полицией о физических и юридических лицах, полиция в месячный срок должна опровергнуть эти сведения в форме их распространения.

В законе Литвы «О деятельности полиции» в статье 6 «Гласность в деятельности полиции» говорится, что полиция без нарушения защищаемых законами личных и общественных интересов о своей деятельности в установленном правовыми актами порядке информирует государственные и муниципальные органы, а также общественность. Генеральный комиссар полиции один раз в полугодие представляет для общественности информацию о деятельности полиции на сайте Департамента полиции при МВД Литовской Республики, а при наличии возможности – и в других средствах общественной информации. Полиция не может предоставлять или публично обнародовать информацию, составляющую государственную, служебную, коммерческую, промышленную или банковскую тайну, за исключением предусмотренных законами случаев. Оглашению не подлежит информация,

 

полученная в ходе служебной деятельности, которая могла бы нанести вред чести, достоинству или безопасности человека, законным интересам физических и юридических лиц, которая воспрепятствовала бы предотвращению преступных деяний, их разоблачению либо послужила бы поводом для их совершения. Полиция не предоставляет информацию, которая нарушила бы принцип невиновности лица, нормы этики полиции, интересы общественной или государственной безопасности.

В законе Латвии «О полиции» в статье 6 «Гласность в деятельности полиции», говорится, что полиция в интересах службы информирует о своей деятельности государственные учреждения и учреждения самоуправления, а также население. Полиции запрещается разглашать сведения, составляющие государственную или иную особо охраняемую законом тайну, содержащие коммерческую тайну или тайну патента. Запрещается разглашение без разрешения прокурора или прямого начальника следователя данных досудебного расследования, а также материалов, противоречащих презумпции невиновности. Полиции запрещается разглашать сведения, затрагивающие личную жизнь людей, а также честь и достоинство физических и юридических лиц, если эта деятельность не происходит в интересах укрепления правопорядка и следствия. Полиция должна опровергнуть распространенные ею сведения об учреждениях, частных лицах и объединениях лиц, если эти сведения не соответствуют действительности. Опровержение в месячный срок должно быть распространено в той же форме, в какой были распространены недостоверные сведения.

В России данный принцип закреплен в статье 8 «Открытость и публичность» Федерального закона «О полиции»:

«1. Деятельность полиции является открытой для общества в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве, о производстве по делам об административных правонарушениях, об оперативно-розыскной деятельности, о защите государственной и  иной  охраняемой  законом тайны, а также не нарушает прав граждан, общественных объединений и организаций.

  1. Граждане, общественные объединения и организации имеют право в порядке, установленном законодательством РФ, получать достоверную информацию о деятельности полиции, а также получать от полиции информацию, непосредственно затрагивающую их права, за исключением информации, доступ к которой ограничен федеральным законом.
  2. Полиция регулярно информирует государственные и муниципальные органы, граждан о своей деятельности через средства массовой информации, информационно- телекоммуникационную сеть Интернет, а также путем отчетов должностных лиц (не реже одного раза в год) перед законодательными органами государственной власти субъектов РФ, представительными органами муниципальных образований и перед гражданами».

В законе о полиции Грузии в статье 15 «Принцип прозрачности деятельности полиции», говорится, что полиция обязана предоставлять публичную информацию о своей деятельности государственным органом, общественным организациям и заинтересованным лицам в порядке, установленном законодательством Грузии. Полиция обязана своевременно предоставлять объективную информацию о своей деятельности общественности и СМИ без разглашения информации, содержащей государственную, профессиональную, коммерческую тайну, персональных данных и материалов следствия, кроме случаев, предусмотренных законом.

В Казахстане же в Законе «Об органах внутренних дел» (по состоянию на 12.07.2018 г.) не наблюдается подобной статьи, которая прямо утверждала бы об открытости и публичности. Вместо этого имеется статья 13 «Взаимодействие, сотрудничество и общественный контроль». Министерством внутренних дел и его территориальными органами создаются иные консультативно-совещательные органы в целях оказания содействия органам внутренних дел в обеспечении прозрачности их деятельности.

В законах Таджикистана «О милиции», Кыргызстана «Об органах внутренних дел» отсутствуют статьи о публичности и открытости деятельности.

 

Кроме этого хотелось бы отметить работу сайта МВД, на котором можно найти информацию обо всех участковых пунктах полиции. Мы с коллегами рассмотрели информацию об УПП трех городах: Петропавловске, Атырау и Усть-Каменогорске, соответствует ли она действительности.

Отмечается не корректная работа онлайн карты, не полное количество УПП. Некоторых участков просто нет на карте, некоторые находятся даже в других городах, либо не в том районе, где должны быть. Отсутствуют Туркестанская область и г. Шымкент, а вместо них до сих пор ЮКО, вместо нового названия г. Алтай упоминается старое название Зыряновск.

В качестве рекомендаций хотелось бы добавить:

  1. Исправить ошибки сайта МВД, хотя задумка хорошая, но реализовано с существенными недоработками. Необходимо постоянно обновлять и проверять актуальность информации.
  2. В закон «Об органах внутренних дел РК» включить статью о гласности и публичности с четкими и конкретными формулировками, исключающими своевольное трактование.
  3. Сайты МВД, ДП должны предоставлять информацию о бюджете, хозяйственной деятельности органов полиции. Например, в части размещения государственных закупок, торгов по государственному имуществу, конкурсах на замещение вакантных должностей и т.д.
  4. ДП должны оперативно информировать граждан о резонансных преступлениях. К сожалению, в данный момент мы наблюдаем такую ситуацию, что произошло какое-то чрезвычайное событие, официальные органы молчат, и из-за нехватки информации начинает появляться в социальных сетях, месенджерах недостоверная информация и непроверенная информация.
  5. ДП на своих сайтах должны предоставлять детализированную криминальную статистику. Граждане имеют право располагать сведениями об уровне безопасности в их районе/селе/квартале, иметь мнение о качестве работы полиции.
  6. В силу общественных функций журналисты должны иметь право на своевременное и полное получение ключевой информации о деятельности полиции. Полиция должна обеспечить исчерпывающие, ясные и четкие требования к своим сотрудникам по предоставлению информации журналистам.
  7. Необходимо закрепить, что решения об отказе в доступе должны быть должным образом мотивированы. По получению обращения о доступе к информации государственный орган должен подтвердить или опровергнуть наличие у него запрашиваемой информации.
  8. На законодательном уровне необходимо раскрыть понятие «общественный интерес», с установлением гарантий против чрезмерно широких исключений. Общественный интерес должен носить преимущественный характер в тех случаях, когда опубликование информации позволит внести важный вклад в общественную дискуссию; будет способствовать участию общественности в политической дискуссии; позволит вскрыть серьезные нарушения, в том числе прав человека; позволит усилить ответственность за ведение государственных дел, использование государственных средств и т.д.
  9. Следует решить на законодательном уровне проблему существования служебной информации ограниченного распространения, документов для внутреннего пользования, не для печати и т.п., ясно определив, какие интересы призваны защитить возможные ограничения на доступ к информации. Нормы, регламентирующие порядок наложения разного рода грифов и пометок на информацию и их снятия, а также порядок назначения лиц, полномочных осуществлять эту функцию, должны быть ясными и находиться в открытом доступе, в них должен быть определен конкретный перечень ограничений или даны ссылки на соответствующие положения в других законах.

 

Когамов Марат Чекишевич, председатель общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел РК, руководитель НИП по вопросам уголовного правосудия и научной экспертизы

университета КАЗГЮУ им. М.С. Нарикбаева, доктор юридических наук, профессор

 

Общественный контроль за деятельностью органов внутренних дел Республики Казахстан: опыт, проблемы, решения

 

В целях реализации 31 шага Плана нации в министерстве внутренних дел в начале 2016 г. создан общественный совет по вопросам деятельности органов внутренних дел (далее – общественный совет, совет).

В его состав вошли известные общественные деятели, депутат мажилиса парламента, представители учебных и научных заведений, СМИ и неправительственных организаций (от гражданского общества 12 членов, от МВД – 6).

Основными направлениями работы общественного совета являются: рассмотрение обращений граждан, общественная экспертиза проектов НПА разрабатываемых МВД, общественный мониторинг отдельных направлений деятельности ОВД, проведение общественных слушаний по актуальным вопросам, заслушивание отчетов руководства МВД по значимым вопросам деятельности ОВД.

В структуре совета созданы две комиссии: первая – по вопросам нормотворческой деятельности, вторая – по рассмотрению обращений граждан и обеспечению прозрачности работы полиции.

В 2017 г. в положение об общественном совете внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми предметом рассмотрения совета могут быть нарушения, касающиеся правил официального поведения, делового этикета, стандартов поведения во внеслужебное время, предусмотренных этическим кодексом государственных служащих, а также факты нарушений  этических   норм   полицейскими,   повлекшие   общественный   резонанс (приказ МВД от 22.09.2017 г. № 644).

Советом за период деятельности:

– осуществлена общественная экспертиза 456 проектов нормативных правовых актов (в 2016 г. – 140, в 2017 г. – 176, на 23.10.т.г. – 140), разработанных МВД (проекты законов, указов президента, постановлений правительства, соглашений, приказов МВД), касающихся прав, свобод и обязанностей граждан (подлежащих регистрации в министерстве юстиции);

– проведено 16 заседаний (в 2016 г. – 8, в 2017 г. – 4, на 23.10.т.г. – 4), на которых рассмотрены наиболее актуальные вопросы деятельности органов внутренних дел, а также заслушаны ежегодные отчёты министра о состоянии криминальной обстановки в стране и результатах работы полиции;

в рамках осуществления общественного контроля проведено 19 мониторингов (в 2016 г. – 6, в 2017 г. – 9, в 2018 г. – 4) (территориальных ДВД, МПС, учреждений и учебных заведений МВД: Восточно-Казахстанской – 5, по 3 – в Карагандинской, Костанайской, по 2 – в г. Алматы и Актюбинской области, по 1 – в Алматинской, Атырауской, Павлодарской, Северо-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях), в рамках которых члены ОС ознакомились с деятельностью территориальных подразделений полиции, до сведения личного состава подразделений доведена информация о текущей деятельности Совета, изменениях и дополнениях в законодательстве;

– проведено 7 общественных слушаний в режиме видеоконференцсвязи с регионами, а также с участием представителей ОБСЕ, дипломатических миссий, международных правозащитных организаций, Комиссии по правам человека при Президенте РК, госорганов и

 

СМИ по актуальным вопросам правоохранительной деятельности полиции и ее взаимодействия с гражданским обществом (в 2016 г. – 3, в 2017 г. – 3, на 23.10.т.г. – 1):

В 2016 г.: 1) «Противодействие пыткам в уголовно-исполнительной системе органов внутренних дел»; 2) «Гендерночувствительное общественное сознание (искоренение гендерных стереотипов). Ликвидация насилия по признаку пола» (совместно с общественным советом по вопросам культуры и спорта); 3) Обсуждение проектов законов «О дактилоскопической и геномной регистрации», «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам дактилоскопической и геномной регистрации»;

В2017 г.: 1) «Профилактика наркомании, в том числе в пенитенциарной системе: опыт, проблемы, решения. Совершенствование антинаркотического законодательства»; 2)

«Граждане и полиция: взаимодействие, основанное на доверии»; 3) «Собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование, пользование конституционным правом и ограничения»;

В 2018 г. (30 марта) обсужден проект Четвертого периодического доклада о мерах, принятых Республикой Казахстан в целях осуществления Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

По результатам общественных слушаний составлены итоговые протоколы, содержащие рекомендации и предложения общественного совета;

– рассмотрено 103 обращения граждан и юридических лиц (в 2016 г. – 43, в 2017 г. – 39, на 23.10.2018 г. – 21). Обращения касались вопросов: нарушения сотрудниками полиции этических норм деятельности; досудебного расследования; кадровой работы; выплаты компенсации сотрудникам за найм жилья; оказания юридической помощи в форме консультаций и т.д.

Следует отметить, что деятельность совета широко освещается на различных диалоговых площадках. Совет во взаимодействии со службами МВД обеспечивает постоянное и последовательное информирование общества о своей деятельности по обеспечению прозрачности и открытости системы органов внутренних дел страны.

Так, в службе центральных коммуникаций состоялось три брифинга председателя общественного совета (СЦК, КазМедиаЦентр) с журналистским корпусом страны (в марте, ноябре 2016 г., в ноябре 2017 г.); в печатных изданиях и иных СМИ разного уровня опубликовано значительное количество статей и интервью членов совета.

Члены общественного совета приняли участие в работе I-го республиканского мажилиса общественных советов (13 ноября 2017 г.), организованного министерством по делам религий и гражданского общества, на котором предложено в определенной части усовершенствовать механизм деятельности советов. При этом деятельность общественного совета по вопросам деятельности ОВД признана одной из лучших в стране.

Кроме того, председатель совета принял участие и доложил о ходе реализации 31-го и

  • го шагов Плана нации на заседании правительства РК 28 ноября 2017 г.

В 2018 г. (17 апреля) организована встреча членов общественного совета (Когамов М.Ч., Садубаев А.К.) с экспертами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Хилле Хинсберг (Эстония) и Дмитро Хуткий (Украина) по вопросам деятельности органов внутренних дел в рамках проекта касательно сотрудничества государственных органов с гражданским обществом. На встрече обсуждались вопросы взаимодействия Общественного совета с МВД.

Следует также отметить, что члены общественного совета на постоянной основе принимают участие в научно-теоретических, научно-практических конференциях как республиканского, так и международного уровня, а также в работе форумов, круглых столов, семинаров, рабочих групп государственных органов.

Все мероприятия, проводимые Общественным советом, регулярно освещаются в СМИ и на ведомственном интернет-ресурсе.

 

С принятием закона РК «Об общественных советах» в обществе и государстве заложены основы для создания эффективной системы осуществления общественного контроля за деятельностью государственных органов и их должностных лиц.

В перспективе в данный Закон с учетом обстоятельного обсуждения целесообразно ввести следующие нормы:

  • о недопустимости какого-либо вмешательства в деятельность общественных советов со стороны государственных органов и их должностных лиц, а также о включении в число принципов деятельности общественных советов принципа независимости;
  • об установлении юридической ответственности государственных органов и их должностных лиц за нерассмотрение рекомендаций общественного совета, в том числе в установленные законом сроки;
  • о закреплении оптимального бюджета для обеспечения деятельности общественных советов (покрытия расходов) в структуре бюджета государственного органа, за деятельностью которого они ведут общественный контроль, что особенно важно для полноценного выполнения общественного мониторинга за деятельностью органов внутренних дел в регионах, связанного с выездом, а также функций по рассмотрению обращений физических и юридических лиц, также зачастую требующих выезда на места и т.д.

Очень важно также ввести правило о том, что министерство общественного развития РК должно в установленном порядке ежегодно направлять через правительство отчет о деятельности общественных советов главе государства.

 

Косарев Владислав Борисович, депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан

 

Уважаемые товарищи, друзья!

 

Я боюсь, что мне не удастся добавить к Вашим знаниям по совершенствованию правоохранительной системы, потому что передо мной выступил Марат Чекишевич, он считается в моих глазах светилом юридической науки. Я считаю это обоснованным. С 2002 г., когда я с ним познакомился, он был ректором института. С тех пор, общаясь с ним, я только впитываю то, что он выскажет. Анализы, которые он делает, они очень объективные и очень глубокие.

Я считаю, что мы действительно вышли из той системы, вошли в новую рыночную систему, которая нам предложила:

а) продавать ресурсы страны,

б) завозить товары из других стран неограниченно,

в) заимствовать финансовые средства в международных финансовых институтах.

Что мы успешно делаем? Мы продаем ресурсы, пользуемся этими же ресурсами по ценам, которые часто выше мировых. Я делал анализ, у нас даже хлеб продается внутри страны дороже, чем он продается за рубежом. Это недопустимо, этот рынок обогнал сам себя. Я считаю, что мы в сырьевых ресурсах очень слабо стали разбираться. Я вам приведу цифры, держитесь за стулья. Мы продаем из небольшого количества хлопка, производимого в стране, которого в нашей стране не хватало бы, 90%, а 10% отдаем на внутренний процесс производства. У нас есть предприятия, которые из хлопка делают изделия, но они 2/3 времени стоят без работы. Вот к чему нас привел рынок, как мы живем. И правительство, государственные органы все еще не поняли, что это неприемлемая для общества концепция.

Я считаю, что нам не надо забывать, что ни деньги главное, а главное — человек, который производит продукт, товар. Вот что главное.

Я хочу отметить вину телевидения: оно можно сказать (не только казахстанское, но и международное) разваливает общество. Оно целую систему разработало для того, чтобы породить невежество общества. Разлагается его нравственный потенциал до такого состояния, чтобы он смог проглотить все, что ему скажут со стороны.

Вчера мы в парламенте проводили правительственный час. Министр юстиции докладывал о состоянии учета собственности граждан на недвижимое имущество. У нас столько, оказывается, беспорядков, Вы сами знаете. Разве редкость, когда квартиру продают по второму или третьему разу? Когда в одной квартире «проживает» до ста человек. Когда человек, имеющий права на дом, не может доказать, что это его дом. Когда человек построивший дом, вынужден его разбирать, потому что землю он на себя не оформил. А где были государственные органы, где была власть? Помните движение в Алматы – Шанырак? Снесли целое село потому, что люди построили без вертикального кивка органов власти. Я думаю, что права гражданина в рыночном обществе на недвижимое имущество — это святой вопрос, и государство за эти 25 лет должно было найти такие формы, чтобы гражданин, имея право на недвижимое имущество, обладал бы правами на лучшую жизнь, а у нас это право как-то сформулировано и не очень строго соблюдается.

Марат Чекишевич говорил, что мы действительно хотим ввести цифровой формат учета, где бы человек ни жил, его хата будет записана в министерстве юстиции под номером ….. но может, тогда обратившись через систему сказать что собственник. А вот чтобы человека уважить, что он собственник, государство не умеет потому, что оно не дошло еще до такого состояния, чтобы этому собственнику принесли домой и вручили свидетельство, что это собственность его, что он может распоряжаться ею. Человек бы благодарил государство за то, что оно ему это зафиксировало, а у нас этого нет; опять же мы возвращаемся к тому, что нужно уважать честь и достоинство человека. Я хочу сказать, мы на сегодня в обществе очень плохо используем коллективное мнение. У нас коллективы производственные, государственны,

 

безучастны в общественной жизни. В свое время были в коллективе и товарищеский суд, и профсоюзные организации, все прочие, и человек жил в этом коллективе, он знал, что этот коллектив — это его вторая семья, второй дом. Этого сейчас нет, а жаль — надо было. Я хотел давно сказать Вам, уважаемые товарищи, о роли судов в нашей стране. Суды потеряли доверие граждан. Человек идет в суд и не знает, что ему там присудят.

А я хотел бы зачитать вам слова одного юриста, Анатолия Федоровича Кони – деятели судебного заседания не должны забывать, что суд в известном отношении — это школа для народа, из которой помимо уважения к закону, должны выноситься уроки служения правде и уважения человеческого достоинства. Тезисы суды наши должны знать на зубок и следовать им.

 

Мерманкулов Нурхан Мейрханович, заведующий отделом анализа и планирования Департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде Республики Казахстан

 

Добрый день, уважаемые коллеги!

 

Реформы последних лет существенно оптимизировали судопроизводство. Сегодня 80% гражданских дел завершаются в одном, 10% – в двух судебных заседаниях, 60% в порядке упрощенного производства.

В уголовном судопроизводстве сохраняется тренд гуманизации практики, к лишению свободы приговариваются лишь четверть от общего числа осужденных.

Почти в 6 раз выросло число рассмотренных уголовных дел в сокращенном порядке. Сокращенный порядок составляет почти 30% всех уголовных дел.

Это позволило Казахстану по Индексу тюремного населения разместиться на 82 месте. Институт следственных судей в республике функционирует с 1 января 2015 г.

В рамках Плана нации к полномочиям следственных судей (санкционирования ареста, домашнего и экстрадиционного ареста, временного отстранения от должности, запрета на приближение, применения залога, ареста на имущества, эксгумации трупа, объявления межд. розыска) дополнительно переданы санкционирование осмотра, обыска, личного обыска и выемки.

Рост рассмотренных судом материалов в сравнении 2015, 2017 гг. составил почти в 3

раза.

Существенный   сдвиг   произошел   в   текущем   году    в   результате    реализованных

законодательных и организационных мер в рамках модернизации уголовного процесса.

Так, число рассмотренных следственными судами материалов об аресте уменьшилось на

38%.

Но увеличилось применение залога в 21 раз, на 37% жалоб на действия следствия,

дознания и прокуроров.

Наблюдается снижение количества удовлетворенных ходатайств органов уголовного преследования. Пока немного. Суды стали меньше удовлетворять ходатайства (92,3% против 93,5%), но некоторые регионы действительно показывают позитив Акмолинской (77,1%), Актюбинской (80,7%).

Суды стали чаще реагировать на нарушения, допускаемые в ходе досудебного расследования. Судами вынесено частных постановлений больше на 64% (с 224 до 367).

Следственные суды образованы Указом Главы государства 10 января 2018 г. Но они заработали всего несколько месяцев назад.

Учитывая это, а также иные законодательные изменения, в том числе, обязывающие следователей и судей обосновывать причины применения ареста, а не другого вида меры пресечения, можно ожидать дальнейшее улучшение качества судебного контроля на стадии досудебного уголовного процесса.

Дальнейшее расширение судебного контроля за досудебной стадией.

По санкционированию НСД за 9 мес. 2018 г. рассмотрено более 14 тыс. материалов, удовлетворяется примерно 91%.

Позвольте дополнить свое выступление кратким обзором о проведенной в текущем году работе.

Как Вы знаете, пришел новый председатель Верховного Суда с новыми взглядами и подходами к управлению. Работа сфокусирована на следующем.

1.  Улучшение кадрового потенциала судей.

Принятые на сегодня меры закрывают двери для непрофессионалов (проверка психолога, эссе, детектор лжи, кейсы, задачи, интервью с судьями).

2.  Обеспечение независимости.

 

Поправками в законы будут ограничены полномочия председателей судов, укрепится судейское самоуправление.

3.  Изменение парадигмы, мышления судей.

  • изживаем соревновательный процесс среди облсудов, рейтинг имеет много пагубных последствий;
  • изменили подходы во взаимодействии с госорганами, НПО. Проблемные вопросы прорабатываются в непосредственном контакте;
  • избавляемся от закостенелости при вынесении приговоров. В т.г. количество оправдательных приговоров выросло в 2,8 раза.

4.  Особый акцент на продукте суда – судебном акте.

Утверждена его структура, требование излагать кратко, ясно и отвечать на все доводы. 4 месяца проводился пилот, судьи адаптировались к дополнительным сложностям. С 1 сентября это уже обязанность. Что это дает?

  • повышения уровня доверия к судам. Наша главная задача.

Как показывает практика, больше всего недовольство судом проявляется при неполучении ответа на доводы в судебном акте или оставления без рассмотрения из-за процессуальных упущений.

Полагаю, что соблюдение конституционного принципа «Каждый имеет право быть выслушанным в суде» должно быть доказано ответом на доводы в судебном акте.

  • понятные судебные акты – фундамент предсказуемости правосудия, обеспечения принципа правовой определенности.

Также усиливаем понятность судебного акта их разъяснением после оглашения.

5.  Создание комфорта для участников процесса.

  • в 25 судах республики созданы фронт-офисы наподобие ЦОН. Это работа будет наращиваться;
  • в 15 областных центрах работает «Ночной суд». Несколько тысяч дел по ДТП рассмотрено. Вся процедура до получения страховой суммы ранее занимала около 100 дней, сейчас – 15;
  • внедряется новая форма судопроизводства – виртуальный суд. Можно участвовать с любой точки мира;
  • многие обращения разрешаются незамедлительно через социальные сети;
  • обеспечивается доступ к 8 млн. судебных актов.

6.  Постоянно усовершенствуем цифровые технологии.

В рейтинге «Doing Business» судебная система Казахстана за счет автоматизации, оперативности и доступности поднялась на 4 место в мире.

Совместно с НПП «Атамекен» реализуется проект по применению искусственного интеллекта в формировании единой судебной практики. Внедрим цифровое предсказуемое правосудие. Оно изменит многое.

  1. Внедряются новые подходы к судебной медиации.

По итогам первых месяцев работы примиряются до 70%.

Работа по дальнейшей модернизации судебной системы продолжается в рамках поручений Главы государства и его Послания народу Казахстана «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни».

На сегодняшний день часть законопроектов одобрена Мажилисом, часть — на стадии согласования.

В целом профессиональные судьи, активная роль судьи, качественный судебный акт, отвечающий на все доводы сторон, предсказуемая судебная практика доступная общественности, новые технологии и другое кардинально изменят облик наших судов.

Есть отдельные предложения.

Важный для нас вопрос — профилактика споров и правонарушений. Лучшее разрешение спора и конфликта – это его недопущение.

 

Закон «О профилактике правонарушений» предусматривает оценку эффективности деятельности субъектов профилактики. Но нет механизма. Предлагаю разработать.

Мы заинтересованы в создании одного источника разъяснения прав. На сегодня их много, почти все непонятны. Государственная информация должна быть конкурентной.

Для    усиления    правозащитных    механизмов    предлагаем    пересмотреть    порядок рассмотрения обращений физических и юридических лиц.

Целесообразно постепенно создать условия, чтобы гражданин обращался к государству

(через портал, ЦОН), последние будут определять обращения по ведомственности.

Утвердить    бланк    обращения    с    нумерацией    доводов,    а    также    форму    отказа уполномоченных органов в удовлетворении ходатайств.

Установить разумный срок с автоматизированным публичным контролем.

Признавать ответом на обращения о предоставлении некоторых видов услуг, льгот и имущества государства (земельный участок, жилье, детский сад и т.д.) публичное размещение на портале с отметкой соответствия или несоответствия документов к требованиям.

Установить отдельный алгоритм рассмотрения по обращениям о рейдерстве. К примеру, проверка соблюдения принципа равноправия контролирующими органами.

Эти меры могут децентрализовать решение проблем. Спасибо за внимание!

 

Калиев Ерлан, правозащитник, г.Алматы

 

Полномочия правоохранительных органов (произвольное и неосмотрительное использование полномочий отталкивает население, закон устанавливает абстрактный порог,    после    достижения    которого    действия    полиции    считаются  правомерными.

«Достаточные основания» или «вероятная причина» для подозрений, в связи с чем полиция в любой момент должна быть готова обосновать свои действия в соответствии с указанным стандартом).

В последнее время участились случаи неправомерных задержаний сотрудниками полиции граждан нашей страны. Чтобы не быть голословным, приведу пример, когда летом этого года по нашим данным, порядка 400 человек по всей стране подверглись задержаниям и последующему принудительному доставлению в отделы полиции на основании только лишь предположения о том, что эти задержанные граждане, возможно, хотели принять участие в несанкционированных властями акциях протеста.

Более того, 16-17 декабря в дни празднования Дня независимости в Казахстане, традиционно отмечаемые в стране как День памяти и скорби по жертвам событий декабря 1986 г. и расстрела бастующих нефтяников Жанаозена в декабре 2011 г., произошли очередные массовые задержания граждан. На этот раз силовики подвергли задержаниям около пятидесяти человек в Астане, Алматы, Уральске, Шымкенте и Актобе.

К примеру, 17 декабря в 9:40 ч. лично я, на глазах у изумленных соседей, сотрудниками полиции был принудительно задержан прямо на выходе из подъезда жилого дома, под предлогом срочной необходимости доставить меня к руководству УВД Алатауского района г.Алматы, и при этом иных законных оснований у них не нашлось.

В эти дни большинство из задержанных граждан оказались в отделениях полиции, как и в моем случае, будучи задержанными сразу на выходе из квартир и домов. Некоторых с применением силы и без объяснений задерживали на улицах и площадях. Еще часть граждан была вынуждена остаться дома, как в случае с моими коллегами — правозащитниками Бахытжан Торегожиной, Маржан Аспандияровой и Рысбеком Сарсенбай, поскольку возле их домов и квартир в эти дни «дежурили» полицейские, получившие приказ о необходимости их принудительного доставления в отделы полиции.

В этой связи, для того что бы понять законность/незаконность действий сотрудников правоохранительных органов и дать оценку подобным действиям, достаточно обратиться к действующим нормам нормативных правовых актов страны, из которых следует:

Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы.

В этой связи, нормы статей Конституции РК как раз-таки и наделяют граждан страны правом на личную свободу, право свободного передвижения, правом на выражение мнения и проведении мирных собраний и митингов.

Согласно Нормативному Постановлению Верховного Суда от 28 декабря 2009 г. за №7

«Под фактическим задержанием следует понимать ограничение свободы задержанного лица, включая свободу передвижения, принудительное удержание в определенном месте, принудительное доставление в органы дознания и следствия (захват, закрытие в помещении, принуждение пройти куда-либо или остаться на месте и так далее), а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие личную свободу человека, с момента с точностью до минуты, когда указанные ограничения стали реальными, независимо от придания задержанному какого-либо процессуального статуса или выполнения иных формальных процедур».

Тогда как в соответствии со статьей 6 п.1 п/п. 31 Закона «Об органах внутренних дел РК», сотрудники полиции вправе задерживать только лиц, совершивших уголовное или

 

административное правонарушение, и в этом случае в соответствии с п.5 статьи 19 этого Закона сотрудники полиции обязаны;

  • сообщить лицу основания его задержания, разъяснить, что он имеет право не свидетельствовать против себя и близких родственников,
  • предоставить возможность сделать телефонный звонок и реализовать право на защитника, сообщить о задержании физического лица его близким родственникам;
  • соблюдать права и законные интересы физических лиц, не применять пытки, насилие, жестокое, бесчеловечное, унижающее достоинство обращение, умышленное причинение физической боли и нравственного страдания.

При этом, сотрудникам полиции запрещается принуждать к даче показаний и признанию себя виновным в совершении уголовного или административного правонарушения.

Более того, закон не запрещает снимать и записывать действия и разговор любого стража порядка, если он находится при исполнении, кроме случаев, указанных в статье 21 КоАП РК.

Согласно норме статьи 789. КоАП РК, административное задержание осуществляется в течение времени, необходимого для достижения целей, указанных в статье 785 настоящего Кодекса, и может длиться не более ТРЕХ часов.

Исходя из этого, попытки оправдать подобные неправомерные действия сотрудников полиции необходимостью доставления гражданина на допрос к следователю также несостоятельны, так как в главе 26 ст. 208 УПК РК законодателем установлен с порядок, согласно которому: “Свидетель, потерпевший, подозреваемый вызываются лицом, осуществляющим досудебное расследование на допрос, предварительно уведомляя их повесткой. В повестке указывается фамилия, имя, отчество, должность лица, к которому вызывается лицо, адрес и время явки на допрос (день, час), право на приглашение адвоката, а также последствия неявки без уважительных причин”.

Согласно ст. 157 УПК РК, ЗАКОННОСТЬ основания для принудительного доставления граждан на подобные допросы, наступает лишь в СЛУЧАЕ неявки по вызову без уважительных причин, при котором подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, а также свидетель, потерпевший действительно могут быть по мотивированному постановлению лица, осуществляющего досудебное расследование, суда подвергнуты приводу (принудительному доставлению) в отдел полиции.

Исходя из вышеизложенного, остается только констатировать, что, к примеру, согласно Сиракузским принципам толкования ограничений и отступлений от положений Международного Пакта, относящиеся к правомерности ограничения прав человека подобные действия сотрудников полиции недопустимы, так как:

“Систематическое нарушение прав человека подрывает истинную государственную безопасность и может представлять угрозу международному миру и безопасности. Государство, несущее ответственность за такое нарушение, не должно ссылаться на интересы государственной безопасности в качестве оправдания мер, направленных на подавление сопротивления такому нарушению или проведение политики репрессий в отношении своего населения».

 

Саламатов Ескали Амангельдинович, к.ю.н., доцент, экс-заместитель председателя КУИС, национальный эксперт по правовым вопросам

 

Интернет-сайт правоохранительного органа как показатель прозрачности его деятельности

 

Общенациональный план мероприятий по реализации Послания Главы государства народу Казахстана от 10 января 2018 г. «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции», утвержденный Указом Президента Республики Казахстан от 9 февраля 2018 г., предусматривает усиление прозрачности правоохранительной деятельности (пункт 93).

Очевидно, что под прозрачностью правоохранительных органов понимаются не только их отчеты во время встреч с населением, наличие общественных советов, выступления в СМИ и т.п., но и беспрепятственная возможность ознакомления граждан с любой информацией об их деятельности, доступ к которой не ограничен законом. В контексте требования об усилении прозрачности существенно возрастает роль и официальных сайтов правоохранительных органов, которые выступают в качестве связующей площадки между гражданином и государством. Качество этих сайтов и доступность информации наглядно характеризуют правоохранительные органы с позиции транспарентности их деятельности.

Проведенный анализ показал, что не все правоохранительные структуры соответствуют указанному требованию.

Простой пример. За последние годы Казахстан достиг беспрецедентных успехов в снижении «тюремного населения» почти в два раза. Об этом очень много говорится в стране с различных трибун с приведением конкретных цифр. Но если открыть интернет-сайт Комитета УИС МВД РК и попытаться узнать действительно ли это так, и сколько в нашей стране учреждений УИС, сколько людей отбывают наказания и какие именно, какова сегодня криминологическая характеристика осужденных (пол, возраст, рецидив и др.), какова динамика численности осужденных и т.п., то эти попытки обречены на неудачу. На данном сайте нет ни одной заслуживающей внимания статистической информации. Абсолютный вакуум.

Следует пояснить, что данная информация не относится к государственным секретам, она не относится и к служебной тайне, то есть официально является открытой.

И для сравнения можно посмотреть сайт Федеральной службы исполнения наказаний Министерства юстиции РФ (http://fsin.su/statistics/). Информация о тюремной системе России обновляется ежемесячно. Эта информация включает в себя количество учреждений по видам, количество заключенных в динамике, в структуре осужденных количество женщин, несовершеннолетних, ранее судимых, их возрастные характеристики, сколько исповедуют христианство, ислам, буддизм, и многое другое. На сайте ФСИН в табличной форме предоставлена и развернутая криминологическая характеристика осужденных, начиная с 2006 г.

Глядя на эту обширную информацию становится понятным, почему в России юридическая наука, в том числе пенитенциарная, постоянно развивается. Тюремная система подпитывает юридическую науку актуальной статистикой, ученые в свою очередь отвечают интересными и полезными публикациями, ориентированными на практику.

С целью поиска информации о количестве в нашей стране лиц, отбывающих наказания, я обратился и к сайту Комитета по правовой статистке и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК. Но, и здесь искомые сведения отсутствуют.

Однако, интересующую нас статистику без особых проблем можно найти на зарубежных интернет ресурсах. В том числе на таком сайте, как – World Prison Brief (http://www.prisonstudies.org). Здесь целый блок посвящен казахстанской уголовно- исполнительной системе.

 

Например, к концу июня 2018 г., то есть по итогам первого полугодия, в нашей стране было 33989 заключенных, тюремный индекс (количество заключенных на 100 тыс. населения) составляет – 186. В структуре заключенных 17% составляют следственно-арестованные, женщины – 7,5%, несовершеннолетние — 0,2%, иностранцы — 5,8%. Количество учреждений УИС – 86, в их числе 17 следственных изоляторов. Потенциал тюремной системы, то есть вместимость составляет 72360 мест (01.01.2014 г.). Имеются и другие интересные сведения.

В том, что информация о нашей пенитенциарной системе размещена на многих зарубежных сайтах ничего удивительного нет. Казахстан является участником многих международных проектов и внимательно следит за своими рейтингами. Поэтому наш Комитет УИС регулярно предоставляет соответствующую статистику международным организациям. Вопрос в другом. Почему эта информация скрывается от казахстанской юридической общественности, от отечественных ученых, от студентов и преподавателей ВУЗов? Почему о состоянии пенитенциарной системы граждане республики должны узнавать из зарубежных

сайтов? Откуда эта привычка скрывать информацию о тюрьмах страны?

Одно из объяснений этой традиции, как нам представляется, кроется в исторической плоскости. Как известно, в советский период дешевый труд заключенных был серьезным экономическим ресурсом страны. Их руками строились не только жилые дома, дороги, различные гражданские объекты, но и военные секретные объекты. Поэтому в те времена сведения о лагерях, тюрьмах и количестве лиц, отбывающих лишение свободы, были засекреченными.

История помнит, что в 1938 г. Сталин И.В. во время выступления на заседании Президиума Верховного Совета СССР заявил буквально следующее по поводу досрочного освобождения заключённых: «Мы плохо делаем, мы нарушаем работу лагерей. Освобождение этим людям, конечно, нужно, но с точки зрения государственного хозяйства это плохо… Нельзя ли дело повернуть по-другому, чтобы люди эти оставались на работе, награды давать, ордена, может быть? А то мы их освободим, вернутся они к себе, снюхаются опять с уголовниками и пойдут по старой дорожке. В лагере атмосфера другая, там трудно испортиться».

В целом, на момент смерти Сталина И.В. семь из восьми заместителей Министра внутренних дел СССР курировали вопросы трудоиспользования заключенных.

Но, это было в другое время и в другой стране. Сегодня труд заключенных не связан с экономикой страны, а все сведения относительно количества учреждений, их месторасположений, численности осужденных и их характеристики не относятся, как уже отмечено выше, ни к государственным секретам, ни к служебной тайне.

Следует сказать, что снижение численности «тюремного населения» почти в два раза (с 63 тыс. до 33 тыс. человек) достигнуто, прежде всего, благодаря установке Президента страны, который 29 января 2010 г. в своем Послании народу Казахстана подверг жесткой критике существующую правовую систему и обозначил курс на гуманизацию.

Это заслуга и государственных органов, а также депутатов Парламента, которые скрупулезно обсуждали проекты законов, направленные на гуманизацию, вносили необходимые корректировки. Большая заслуга в этом и Генеральной прокуратуры, которая продвигала различные проекты, в том числе «10 мер по снижению тюремного населения».

И имея такое серьезное достижение в области гуманизации отечественные ученые- правоведы (особенно интегрированные в МВД и КУИС через общественный совет и другие площадки) могли бы написать историю этого успеха. Можно было бы сопоставить принятые законы к динамике уменьшения заключенных и сделать анализ относительно степени эффективности каждого закона. Также изучить эффективность такого советского инструмента как амнистия в современных условиях. При этом показать, как менялась криминологическая характеристика заключенных в период гуманизации.

Уверен, что такой анализ был бы весьма ценен не только для казахстанской юридической науки и процесса обучения будущих юристов, но и для законотворческой деятельности. Наличие на интернет ресурсе Комитета УИС МВД информации о характеристике осужденных

 

позволял бы еще на стадии разработки проектов законов о гуманизации или амнистии определять диапазон его охвата и делать более точные прогнозы о последствиях их принятия. Однако, в условиях вакуума информации о статистических показателях УИС проведение каких-либо научных исследований в этой сфере либо использование объективных цифровых

данных в законотворческой деятельности представляется крайне сложным.

Таким образом, усиление прозрачности правоохранительной деятельности, как требование Общенационального плана мероприятий по реализации Послания Главы государства народу Казахстана от 10 января 2018 г., должно достигаться и через информацию, размещаемую на интернет-сайтах правоохранительных органов.

 

Джандосова Фатима, исследователь Коалиции по вопросам безопасности и защиты правозащитников, активистов

 

Результаты опроса к конференции о прозрачности деятельности правоохранительных органов

 

В период с 20 ноября по 18 декабря 2018 г. проведен онлайн опрос среди граждан Казахстана, в котором приняли участие 147 интернет-пользователей, с уникальными адресами электронной почты.

Возраст опрошенных, в %:

  • 19-25 лет – 5
  • 26-35 лет – 22
  • 36-45 лет – 34
  • 46-55 лет – 24
  • 56-71 год – 15

 

По регионам, в %

  • Астана 34,7
  • Алматы 31,3
  • Северо-Казахстанская область 6,1
  • Восточно-Казахстанская область 5,4
  • Павлодарская область 4,8
  • Атырауская область 4,1
  • Карагандинская область 4,1
  • Актюбинская область 3,4
  • Западно-Казахстанская область 2,0
  • Акмолинская область 1,4
  • Алматинская область 1,4
  • Кызылординская область 1,4

 

По сфере деятельности, в %

  • Правозащитник, гражданский активист 18,4
  • Работник общественной / неправительственной организации 17,7
  • Наемный работник среднего, крупного частного предприятия 14,3
  • Самозанятый 10,9
  • Наемный работник малого частного предприятия 7,5
  • Бизнесмен 6,8
  • Работник госорганов, кроме правоохранительных 6,8
  • Безработный, домохозяйка 5,4
  • Адвокат, юрист 2,7
  • Пенсионер 2,7
  • Журналист 2,0
  • Работник сферы образования 2,0
  • Студент 2,0
  • Человек с особыми нуждами 0,7

 

89,1% (суммарно) опрошенных сталкивались за последние 3 года со следующими правоохранительными органами (лица в возрасте 19-25 лет – 85,7%, 26-35 лет -87,9%):

  • с полицией – 82,3%

 

  • с прокуратурой – 47,6%
  • с антикоррупционной службой – 23,8%
  • со службой экономических расследований – 14,3%
  • другое – 3,4%
  • ни с одной из них – 10,9%

 

Деятельность каких правоохранительных органов наиболее прозрачна?

  • нет таких органов – 72,8%
  • антикоррупционная служба – 9,5%
  • прокуратура – 8,2%
  • другое – 4,8%
  • полиция 3,4%
  • затруднились ответить – 0,7%
  • служба экономических расследований – 0,7%

 

Наиболее точно характеризует прозрачность работы правоохранительного органа (п/о):

  • предоставление без задержек информации в СМИ, журналистам — 46,9%
  • наличие работающего сайта п/о со всей информацией — 40,8%
  • предоставление возможности участвовать в работе п/о — 38,1%
  • привлечение внимания к интересующим граждан вопросам и ответы на них — 38,1%
  • регулярные отчеты руководителей п/о перед населением (об исполнении плана) — 33,3%
  • публикация в СМИ отчетности — 29,3%
  • проведение регулярных и полностью открытых слушаний для населения — 29,3%
  • высказывание руководителем п/о своего отношения к проблемным вопросам — 25,2%
  • проведение регулярных и полностью открытых слушаний для населения — 23,8%
  • наличие на сайте стратегии развития и политики п/о (как документа) — 23,8%
  • отсутствие жалоб на работу п/о и т.п. — 21,1%
  • наличие страницы этого органа в социальной сети фейсбук — 17,0%
  • другое — 8,8%:
  • «возможность проводить беспрепятственный гражданский мониторинг бюджета и эффективности деятельности;
  • возможность ОНК/ НПМ регулярно посещать учреждения КУИС;
  • арыз бойынша тергеу калай журiп жатканын арызданушыга баяндайды;
  • возможность граждан влиять на органы путём обсуждения;
  • отчёт по финансам: сколько, откуда получили, на что потратили, с обоснованием;
  • бездеятельность;
  • отчетность по резонансным делам и наказание сотрудников, привлечение их к ответственности за совершение правонарушений;
  • прозрачность работы правоохранительных органов заключается в ответе на письма, заявления, жалобы, ходатайства, то есть на различные обращения граждан, в том числе и устные. Ответ должен быть не в форме отписки на тот орган, на который жалуется гражданин, а должна быть показана очевидная работа правоохранительного органа с проблемой гражданина, чтобы гражданин ощутил себя защищенным, и что его проблема достигла точки невозврата в эту же проблему. Гражданин после обращения в правоохранительные органы должен ощутить облегчение, а не начало хождения по кругу своей проблемы, созданного сотрудниками правоохранительных органов, до тех пор, пока не получат взятку, либо пока сам заявитель не устанет писать обращения;
  • нет праведных ни одних;
  • нет честных ни одной;

 

  • полностью открытые места для приема заявлений граждан, моментальная процедура присвоения делу номера и его онлайн статус с именами всех вовлеченных в него сотрудников, прямая отчетность заявителю по ходу и завершении дела;
  • регистрация всех входящих заявлений онлайн с системой отслеживания и контроля. (поступившие дела и т.д.) аналог судебного кабинета;
  • нет прозрачности в этих структурах».

 

Прозрачность правоохранительных органов оценена по шкале от 0 до 10:

  • прокуратура – 2,36%;
  • антикоррупционная служба – 2,42%;
  • служба экономических расследований – 1,69%;
  • полиция – 1,59%.

 

Камзе Ляззат, директор «Центра защиты социальных прав»

 

Обеспечение добросовестности личного состава

 

Добросовестность, согласно словаря В. Даля означает праводушие, честность, правдивость, строгая богобоязненность в поступках. В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, добросовестный определяется как честно выполняющий свои обязанности (обязательства) и производные от суммы слов «добро» и «совесть».

Добросовестность как свойство поведения применима к каждому члену общества, независимо от его выполняемой роли.

Осуществление и защита гражданских прав, развитие социума и экономики зависит от множества различных факторов и условий, где ключевое место занимает такая категория как

«добросовестность». Значение добросовестности наиболее ярко проявляется при ее рассмотрении в единстве с таким человеческим свойством как доверие. А что подразумевается под «добросовестностью» в законодательном смысле?

Для правопорядка первостепенное значение имеет добросовестность законодателя и гаранта норм (органов и их должностных лиц, обеспечивающих соблюдение в обществе норм права).

Так, добросовестность законодателя напрямую влияет на обоснованность и справедливость правовой нормы, законодательного акта и системы права в целом.

Использование в праве категории добросовестность, без законодательного перевода ее в объективную плоскость, создает предпосылки для ее вольного толкования в правоприменительной практике.

Например, в гражданских правоотношениях субъект, не будучи добросовестным по отношению к контрагенту, не может претендовать на его доверие и соответствующее обратное добросовестное отношение к себе.

Между тем происходящие в обществе нарушения правопорядка, возрастающее с каждым годом количество гражданско-правовых конфликтов свидетельствует о серьезных проблемах доверия и добросовестности между участниками общественных отношений.

Не секрет, что на деле добросовестность сегодня не всегда является приоритетной общепризнанной ценностью и устоявшейся нормой поведения, зачастую она уступает политическим и экономическим интересам государств, корысти индивидов и т.д.

Принципы добросовестности и разумности являются отраслевыми принципами гражданского права, в то время как принцип справедливости — следствие реализации в гражданском праве принципа общей теории права — принципа социальной справедливости, имеющего морально-правовое содержание.

Последовательная реализация принципа справедливости во многом связана с теми процессами, которые происходят в современном гражданском праве, и которые западные авторы называют процессом социализации гражданского права.

Добросовестность как один из пределов осуществления гражданских прав.

Под пределами осуществления субъективных гражданских прав следует понимать очерченные законом границы деятельности правомочных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данной нормы.

Пределы осуществления гражданских прав весьма разнообразны. Для более четкого восприятия пределов можно классифицировать факторы, оказывающие влияние на формирование пределов осуществления субъективных гражданских прав:

Во-первых, осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законодательством интересов других субъектов права (п. 3 ст. 8 ГК);

Во-вторых, осуществление гражданских прав не должно причинять ущерба окружающей среде (п. 3 ст. 8 ГК);

 

В-третьих, при осуществлении гражданских прав субъекты гражданских прав должны действовать добросовестно, разумно и справедливо (п. 4 ст. 8 ГК).

Нормативно-правовая база, регулирующая деятельность правоохранительных органов, предусматривает и рассматривает понятие добросовестность через основополагающие принципы, как верховенство Конституции, независимость от деятельности политических партий и иных общественных объединений.

Правоприменительная деятельность работников государственно-правовых структур разного должностного положения довольно четко регламентирована. Претенденты на должность в правоохранительных органах должны соответствовать определённым критериям в числе которых имеется лишь принцип толерантности, один из основополагающих ценностной по ОЭСР.

Сегодня, к сожалению, мы не можем говорить о добросовестности, о верховенстве права, о политической нейтральности, беспристрастности, эффективности, объективности и других принципах.

У нас к сожалению ситуация такова, например:

  • эффективность крайне низкая, граждане, обратившиеся с заявлениями месяцами вынуждены ждать результатов обращений;
  • низкое соблюдение принципов верховенства права, из-за ужасных рабочих условий, в основном в районных подразделениях в одном кабинете сидят по 4-5 следователей, параллельно проводят следственные действия, тем самым, не соблюдается тайна следствия;
  • если о политической нейтральности, то сегодня наша полиция полностью зависима: вылавливает людей с синими шарами и в оранжевых футболках (наверняка подобное отношение не применялось бы к представителям партии «Нур отан»);
  • если вкратце сказать об основных проблемах, то на сегодняшний день это – большая текучесть кадров, одной из причин которой является рост преступности, (например, в Астане из-за постоянно пребывающих людей, 4 управления города районных подразделения не обеспечивают в полной мере охрану общественного порядка);
  • сотрудники органов работают в крайне ужасных условиях, (к примеру, Сарыаркинский РОВД, отсутствие необходимой техники, многим сотрудникам приходится работать на личных персональных компьютерах, чтобы сделать ксерокопию документов ему приходится терять время искать в других кабинетах ксерокс, недостаточное оснащение канцелярскими товарами, антисанитария);
  • низкая заработная плата, которая соответственно приводит к массовому увольнению в частности следственных и оперативных подразделениях;
  • высокий уровень бытовой коррупции.

Незаконные действия или бездействие органов внутренних дел продиктованы их процессуальной зависимостью при принятии того или иного решения по делу. Так, часты случаи, когда в силу административного ресурса, например, продиктованного коррупционными интересами, органы внутренних дел используются органами исполнительной власти или иными органами в целях обеспечения их коррупционных интересов.

Наряду с процессуальной независимостью существует проблема большой загруженности следователей, одновременно у следователя может находиться в работе 20-30 дел в производстве, и работать приходится круглосуточно.

Целью рекомендаций предлагаемых мероприятий является повышение ответственности, добросовестности и профессионализма по выполнению сотрудниками правоохранительных органов своих должностных обязанностей.

Масштаб и уровень коррупции в силу своего объема не так просто победить, требуется принятие законодательных изменений и усиление работы правоохранительных органов при одновременном контроле со стороны гражданского общества.

 

  • Необходимо усиление не только гражданского, но и политического контроля как одного из главных механизмов противодействия коррупции, когда путем политической конкуренции выявляются коррупционные риски и поведение.
  • Провести демократические преобразования – усиление гражданского общества, гражданского контроля, при сильной государственной власти, при здоровом гражданском обществе и политических институтах – необходимо усиливать и деятельность правоохранительных органов, действуя одновременно.
  • Необходимо поддерживать и развивать создаваемые и развивающиеся внутри страны институты гражданского общества, политические институты, добиваясь тем самым выгодного для страны и общества баланса между сильным гражданским обществом и сильной правоохранительной системой. Как следствие соблюдение прав и свобод человека, развитие демократии, построение правового государства.
  • За счет оптимизации функций и изменения системы финансирования создать мотивацию эффективной деятельности ведомств и отдельных чиновников, должны создать конкурентные условия для привлечения на государственную службу лучших кадров, при этом повысить их ответственность перед обществом.
  • Создать действенные системы материальных и моральных стимулов, незначительные повышения заработных плат не решают проблемы, надбавки, как правило, поглощаются инфляцией. Более того, необходимо использовать при начислении заработных плат районные коэффициенты, так как на зарплату в 70000 тенге семье без жилья (служебного или частного) невозможно осуществлять профессиональную деятельность добросовестно и избежать коррупционных рисков. Материальные побудительные мотивы к коррупции могут быть ограничены у сотрудников ОВД путем постоянного разумного улучшения условий их работы, повышения зарплаты и других видов материального поощрения за добросовестную работу. Одним из важных критериев может быть то, чтобы зарплата сотрудников ОВД была бы сопоставима с доходами в частном секторе и позволяла обеспечить достаточный (усредненный для определенных условий) уровень жизни сотрудника и его семьи.
  • Помимо установления сотрудникам относительно высокой зарплаты необходимо продумать и ввести действенную систему морального стимулирования. Представляется, что и материальное, и моральное стимулирование должны быть такими, чтобы могли выполнять двуединую задачу: а) сделать правоохранительную службу достаточно привлекательной (престижной), чтобы удержать добросовестных и квалифицированных работников от перехода в частный сектор; б) сделать правоохранительную службу достаточно выгодной в материальном отношении, чтобы сотрудник понимал, что в случае привлечения к ответственности за коррупцию он потеряет больше, чем приобретает от коррупционных действий. Особенно эффективны в этом плане различные виды стимулирования, напрямую зависящие от стажа работы на правоохранительной службе, в частности высокие пенсии, выходные пособия, налоговые и иные льготы.
  • Разработать новую редакцию порядка применения поощрений и наложения дисциплинарных взысканий в ОВД, где подробно прописать основания применения мер поощрения.
  • Разработать концепцию поэтапного повышения социального статуса сотрудников ОВД, позволяющего снизить коррупциоемкость их должностного положения, за счет предоставления им тех благ, на которые и тратят свои доходы (законные и незаконные) сотрудники ОВД. Например, пенсионное обеспечение в 100% от оклада после 25 лет безупречной службы в ОВД (не считая обучение и службу в ВС), дополнительная социальная помощь в решении бытовых проблем, которые отрывают сотрудников ОВД от выполнения ими служебных задач: гарантированные квоты на зачисление детей сотрудников в детские дошкольные учреждения, гарантированные (по очередности) санаторно-курортные путевки, помощь в оказании содействия трудоустройству супругов на предприятиях и учреждениях места прохождения службы сотрудников ОВД и другие.

 

  • Повысить уровень технического обеспечения правоохранительных органов, внедрение современных информационных технологий.
  • Снизить интенсивность работы.
  • Провести кадровое обновление правоохранительных органов.
  • Проводить профессиональную подготовку сотрудников, прежде всего, в сфере их антикоррупционной деятельности.
  • Усиление прозрачности ОВД и содействие вовлечению населения в процесс оказания помощи по охране общественного порядка.

Привлекая общественные организации к полноценному сотрудничеству в создании антикоррупционного стандарта поведения, государство получает шанс повысить доверие граждан к ОВД, а значит, шанс на достижение поставленных целей. Это участие следует укреплять с помощью таких мер, как:

  • популяризация примеров успешных отдельных антикоррупционных мероприятий и соответствующих целевых программ;
  • стимулирование деятельности общественных организаций, отслеживающих случаи, практику и методологию коррупции и распространяющих полученную ими информацию;
  • разработка и постоянное применение и использование в средствах массовой информации индексов уровня коррумпированности, позволяющих сравнивать между собой регионы, подразделения и службы ОВД, деятельность отдельных сотрудников;
  • постоянное информирование общества о ходе реализации антикоррупционной программы;
  • обеспечение для населения свободного доступа к информации, в реализации которых должны активно принимать участие сотрудники ОВД (руководители подразделений. Проведенное ОЭСР (ОЭСР – Организации экономического сотрудничества и развития) исследование по вопросам управления государством позволило установить наиболее часто

упоминаемые основополагающие ценности:

беспристрастность, нейтральность, объективность – политическая нейтральность; законность – соблюдение принципа верховенства закона;

добросовестность, честность;

транспарентность, открытость – надлежащее представление информации; эффективность;

ответственность, подотчетность – поддержание репутации; справедливость, непредвзятость.

 

Цай Евгений Романович, ОО «Қамқорлық»

 

Уважаемые господа!

 

Хочу сказать, что я возглавляю общественное объединение, которое было создано по той причине, когда полиция скрывала факты.

Дело в том, что в 2004 г. ребенка инвалида избили старшие дети, забрали телефон, а следователь отвел это преступление. Мальчик, который избивал, бегал по школе и кричал: я откупился. Никаких проблем, после этого он обнаглел до такой степени, что он возле Cinema city порезал нескольких других ребят. Вот до чего доводит работа правоохранительных органов, когда они пытаются скрыть преступление, даже детей-инвалидов.

Я хочу сказать, что 15 лет безвозмездно защищаю права человека.

За 15 лет характер преступлений становится все более безнравственный, и работа правоохранительных органов становится все хуже в этом отношении. Что происходит? Если в 2004 г. с такими заявлениями обращались, то в 2010 г. ко мне начали обращаться с заявлениями о том, что судоисполнители били беременную женщину. Вы представляете какие фашистские наклонности? Это наши чиновники, я нисколько не удивляюсь, что сегодня чиновники именно такие. Мы смотрим передачи и видим, как один представитель органов украл урну для детей сирот и т.д.

Но сегодня характер становится все хуже и хуже. Сегодня я защищаю мать четверых детей, двое из которых дети-инвалиды. И вот при выселении этих детей судоисполнители издевались над ними. Не давали ни пить, ни есть, там дети, страдающие эпилепсией, ГДП, они намеренно забрали эти лекарства и не давали их. За то, что мать ходит везде жалуется, они что только ни делали с этими детьми. Закрыли их в отдельную комнату, не впускали родителей. Это пытки, самые настоящие пытки в отношении детей. Кроме того, я присутствовал на следственных действиях и слышал, как сами дети говорили, что нам специально наступали на ноги судоисполнители, нагибали нас, пукали в лицо, вот что они делали. У меня есть аудиозапись, хоть это запрещается, я не знаю: почему запрещается, наверное, правоохранительные органы хотят скрыть преступление. Все доказательства есть. Куда мы только не ходили с такими преступлениями: идем по лестнице до генерального прокурора, писали министру МВД. Все друг друга покрывают. Должно быть элементарно человеческое понимание.

На сегодняшний момент за несколько встреч, мы защищали учителей, следователи нарушают права, пренебрегают законом.

Описывая подобные примеры, обращаю внимание присутствующих на важность взращивания нравственности, конечно, не только сотрудников полиции, а в обществе в целом.

 

Альжанов Димаш, политолог, участник гражданской инициативы «За реформу МВД»

 

Структурная реформа для формирования сервисной модели полиции

 

Гражданское лицо во главе министерства внутренних дел.

 

В развитых странах сложилась демократическая традиция институционального разделения полномочий министра и министерства, с одной стороны, и главы полиции и, соответственно, полиции, с другой стороны.

Министр внутренних дел — это политическая должность, которую должно занимать гражданское лицо, реализующее государственную политику в области предупреждения и борьбы с преступностью и обеспечения общественной безопасности. Министр должен быть лишен полномочий оперативного управления полицией, так как эта задача стоит перед главой полиции.

Когда министр уполномочен руководить оперативной деятельностью полиции, издавая приказы и обладая дисциплинарной властью в отношении любого сотрудника, появляется соблазн использования полицейских полномочий в иных целях, кроме тех, которые диктуются задачами, состоящих перед профессиональной полицейской службой в демократическом государстве.

* Такое разделение между политическими и административными функциями обеспечивает высокий профессионализм и независимость полиции от политического влияния и является стандартом для государственного управления в развитых странах мира (странах ОЭСР).

 

Создание полиции Республики Казахстан как отдельного органа при МВД.

 

Для того, чтобы создать прозрачную и подотчетную полицию, соответствующую потребностям общества, реформу МВД необходимо начать с формирования полиции Республики Казахстан, как отдельного органа при МВД. Для этих целей следует разработать и принять Закон «О полиции Республики Казахстан».

Для обеспечения оперативной независимости и деполитизации полиции Глава Полиции Республики Казахстан должен назначаться Министром по согласованию с Советом полиции Республики Казахстан. Совет полиции состоит из руководителей центральных подразделений Полиции Республики Казахстан и представителей местной полицейской службы, а также независимых членов. Совет формируется в порядке, определенном в Законе «О Полиции Республики Казахстан». Глава Полиции Республики Казахстан должен раз в год представлять Парламенту публичный отчет о деятельности Полиции.

В полицию РК, как органа в структуре МВД, должны войти Комитет административной полиции, Департамент криминальной полиции, Департамент по борьбе с наркобизнесом и контролю за оборотом наркотиков, Следственный департамент и Оперативно- криминалистический департамент, а также подразделение для специальных полицейских операций (по обезвреживанию вооруженных преступников или в случае захвата заложников). Сотрудники подразделений для специальных полицейских операций должны быть обучены на основе международных стандартов.

Оперативно-розыскная деятельность полиции РК, а также случаи использования подразделения для специальных полицейских операций должны быть под эффективном судебным и парламентским контролем.

В соответствии с лучшими международными практиками должна получить дальнейшее развитие местная полицейская служба. Сотрудники этой службы должны быть обучены и

 

использовать на практике международные стандарты по поддержанию общественного порядка при проведении массовых мероприятий.

В дальнейшем целесообразно рассмотреть необходимость выделения Департамента по борьбе с наркобизнесом и контролю за оборотом наркотиков в отдельную правоохранительную службу при МВД.

На настоящий момент в Казахстане отсутствует служба поддержки потерпевших от преступлений. Необходимо создать такую службу в структуре полиции Республики Казахстан. Широкое использование должностными лицам полиции оскорбительного обращения «терпила» по отношению к потерпевшим лицам, появившегося в лексиконе должностных лиц полиции из криминального мира, должно наказываться строгими дисциплинарным мерам. Уважительное отношение к потерпевшим должно стать нормой в поведении должностных лиц новой полиции Республики Казахстан.

Необходимо провести оптимизацию бюджетирования и расходования финансовых средств, выделяемых на полицейскую функцию государства. Новая полиция РК должна иметь достаточные ресурсы для достойной оплаты труда своих сотрудников, особенно на местном уровне.

Одновременно, эффективный и рачительный финансовый менеджмент должен стать одним из ведущих критериев оценки деятельности руководства полиции РК.

 

Развитие полноценной местной полицейской службы.

 

В целях обеспечения реагирования на потребности общества, а также эффективного противодействия преступности и обеспечения общественной безопасности, необходимо укрепить институциональную связь полиции и местных сообществ.

Местная полиция должна выступать гарантом порядка и законности в местных сообществах. Ее авторитет должен строиться на основе доверия к ней со стороны местного населения. Ее личный состав должен отражать многообразие местных сообществ.

Территориальные органы МВД должны быть преобразованы в отдельные полицейские участки. Такие участки должны стать основной структурной единицей местной полицейской службы в местных сообществах. Размещение полицейских участков в местных сообществах должно учитывать плотность населения, криминогенную обстановку, транспортную инфраструктуру и другие факторы. Это долгосрочная реформа, которую можно начать с пилотирования и строительства таких новых полицейских участков в специально отобранных регионах Казахстана.

Необходимо изучить и внедрить лучший мировой опыт функционирования местной полицейской службы, в том числе по гарантированию достаточного финансового обеспечения. Местная полицейская служба должна получить достаточные ресурсы от местных органов власти для осуществления своей основной деятельности – обеспечения общественной безопасности.

Глава местной полицейской службы должен представлять маслихату свою программу по профилактике и борьбе с преступностью на каждый год с учетом потребностей местного сообщества, а также публичный отчет о ее выполнении.

Маслихаты должны получить полномочия двумя третями голосов ставить перед главой местной полиции вопрос об увольнении любого работника местной полиции в связи со ставшими известными им нарушениями или на основании утраты доверия и, в целом, например, в связи с невыполнением соответствующих местных программ по противодействию и профилактике преступности.

Неудовлетворительная оценка со стороны маслихата выполнения таких программ должна вести к постановке вопроса об увольнении главы местной полиции.

Местная полицейская служба не должна становиться заложником трайбализма, кронизма и местничества. Для этого нужно предусмотреть механизмы, которые бы гарантировали местной полиции ее нейтралитет и независимость от местной власти.

 

Институт участковых полицейских должен быть более тесно интегрирован с другими подразделениями местной полицейской службы. Они должны получить полномочия по расследованию уголовных проступков. Оценка их деятельности должна основываться на создании успешных примеров взаимодействия с местными сообществами в вопросах противодействия преступности и ее профилактики.

Участковые не должны привлекаться к охране массовых мероприятий и для других, не связанных с исполнением их профессиональных обязанностей, поручений.

В настоящее время участковые утратили доверие общества. Участковые должны стоять на страже интересов местных сообществ, а не быть резервом для обеспечения разлиcollection_of_speeches_of_conf25.12.18_(21.02.19) чных оперативных и охранных функций.

Участковые пункты в сельской местности должны быть укреплены с тем, чтобы стать полноценными полицейскими участками.

Местная полицейская служба должна стать базой для дальнейшего развития ювенальной полиции наряду с ювенальными судами, адвокатурой и прокуратурой. Такая система должна обеспечивать полноценное функционирование правосудия в отношении несовершеннолетних лиц.

Патрулирование должно осуществляться не только на дорогах, но и пешком для более плотного взаимодействия с гражданами, реагирования на преступления и повышения доверия. Также возможно учреждение полицейских велопатрулей. Маршруты патрулирования и отклонения от них должны автоматически фиксироваться в оперативном штабе.

К патрулированию не должны привлекаться никакие другие военизированные подразделения (пример – привлечение военнослужащих срочной службы или Национальной гвардии), кроме подразделений местной полицейской службы.

Приоритеты в деятельности местной полиции должны вырабатываться в партнерстве с местными сообществами. Для этого нужно рассмотреть рекомендации специализированного агентства ООН по наркотикам и преступности о создании форумов взаимодействия с местным населением для выработки мер по противодействию преступности на местах. Такие форумы могли бы поднимать актуальные вопросы. Это создало бы дополнительный рычаг воздействия на местные власти в вопросах улучшения инфраструктуры.

Например, предупреждение преступности – функция полиции. Но при этом одним из важных факторов успеха в предупреждении преступности является снижение возможностей для оппортунистических преступлений. Криминологические исследования показывают, что простое улучшение уличного освещения может резко улучшить криминогенную обстановку.

Именно поэтому важно обеспечить треугольник взаимодействия полиция общественность — местные власти.

В конечном итоге, в развитых государствах именно местные власти несут ответственность за состояние дел с профилактикой и борьбой с преступностью на местном уровне.

 

Полное соблюдение стандартов прав человека, верховенства права и законности в деятельности полиции.

 

Действия полиции должны строго следовать принципам верховенства права, недопустимости дискриминации, соблюдению политической нейтральности, соразмерности применения силы и прозрачности.

Полиция должна всегда стоять на страже основных прав и свобод человека, включая право на жизнь, обеспечения свободы выражения, мирных собраний, физической неприкосновенности, защиты собственности граждан и юридических лиц от противоправных посягательств.

Все инструкции должны быть пересмотрены на предмет их соответствия международным стандартам в области прав человека и, если они касаются ограничения прав

 

и свобод граждан, они должны быть доступны для ознакомления, в том числе в полицейских участках.

Как правило, подзаконные акты не должны иметь гриф «для служебного пользования». Инструкции должны быть оформлены в легкодоступной форме (компендиумы) и размещаться в Интернете. Только инструкции, которые касаются исключительно организационно- тактической работы полиции могут иметь гриф «для служебного пользования».

В целом, оперативная — розыскная деятельность (ОРД) должна находится под судебным контролем, а также контролироваться соответствующим комитетом Парламента.

 

Четкая регламентация деятельности МВД направленной на борьбу с преступностью, исключение непрофильных функций.

 

Деятельность Министерства внутренних дел РК должна быть ограничена реализацией государственной политики в области предупреждения и борьбы с преступностью и обеспечения общественной безопасности. МВД также может осуществлять государственную политику в различных других направлениях, но такие функции должны строиться на принципах отделения политических функций от административных.

Однако такое объединение функций под эгидой МВД не должно касаться пенитенциарной системы и мест содержания под стражей. В соответствии с лучшей практикой развитых государств пенитенциарная система, включая любые места содержания под стражей, не может находиться в ведении того же ведомства, которое занимается расследованием преступлений.

Это создаёт благоприятные условия для пыток, жестокого обращения и других нарушений прав задержанных и заключённых, а также проявления коррупции. Пенитенциарную систему, включая все места содержания под стражей, следует передать в ведение Министерства юстиции РК или выделить в самостоятельное ведомство.

 

Демилитаризация и сервисная ориентация полицейской службы.

 

Полицейская служба по форме и содержанию должна быть гражданской, а не военизированной службой, поэтому необходимо демилитаризовать полицейскую службу.

Реформа должна прежде всего касаться аппарата министерства внутренних дел. Он должен состоять из гражданских государственных служащих. Для формирования государственной политики в сфере общественных отношений, возникающих в ходе борьбы с преступностью и ее профилактики, такому должностному лицу необязательно иметь воинское звание или его аналог.

Специальная униформа необходима тем сотрудникам Полиции Республики Казахстан, которые непосредственно взаимодействуют с гражданами в публичных местах для целей быстрой идентификации. Более того, обязательное ношение номерных жетонов гарантирует возможность идентифицировать и привлечь к ответственности конкретного полицейского в случае злоупотребления полномочиями.

Следует внедрить практику использования нательных камер. С одной стороны, это позволяет привлекать к ответственности конкретных полицейских за злоупотребления, а с другой — защищает их от сфабрикованных обвинений, т.е. обеспечивает лучшее соответствие принципу верховенства права.

Для формирования сервисной ориентации полиции необходимо перейти от парадигмы контроля над обществом к парадигме обслуживания интересов общества.

Основные функции полиции должны включать в себя: предупреждение и расследование преступлений поддержание общественного порядка оказание помощи населению в любой затруднительной ситуации (сервис первичной помощи).

 

Новая кадровая политика. Поэтапное кадровое обновление полиции.

 

 

Для повышения профессионального уровня состава полиции необходимо организовать открытый конкурсный набор сотрудников полиции с нуля. Обновление состава Полиции Республики Казахстан начать с пилотного региона (предлагается г. Алматы как город с наибольшими криминогенными рисками) и в течение пяти лет провести во всех регионах страны.

Проведение конкурсов будет проводиться конкурсными комиссиями, в состав которых будут входить представители общественности и авторитетные эксперты. С целью уменьшения субъективизма в принятии решений по кадровым вопросам основным критерием для принятия решения должны стать результаты автоматизированного тестирования. Открытый конкурс должен включать: психологический тест, общеобразовательный тест, отбор по признаку физической подготовки, собеседование с комиссией.

Кадровый состав полиции должен отражать состав населения. Необходимы специальные меры для привлечения женщин и представителей национальных меньшинств. Отсутствие такого порядка принятия на должности создает возможности для подбора лояльных к руководству служащих независимо от их профессиональных качеств.

Численный состав сотрудников МВД, вовлеченных в выполнение полицейских задач в Казахстане, превышает аналогичные показатели в развитых государствах. Такая ситуация связана с неэффективным менеджментом, в том числе по использованию кадров, выполнением полицией несвойственных ей функций и излишне громоздкой организационной структурой. Сокращение численности позволит направить высвободившиеся средства на повышение заработной платы, прежде всего, полицейским, которые работают в полицейских участках, укрепить местную полицейскую службу.

 

Создание современной модели полицейского образования, аттестации и переподготовки.

 

Новые сотрудники Полиции РК должны проходить подготовку в течение шести месяцев по современным методикам обучения.

Вузы МВД необходимо переорганизовать в специализированные учреждения по подготовке кадров, которые прошли отбор в полицию, в течение 6 месяцев и уже имеют опыт практической полицейской работы.

Такие специализированные учебные заведения не должны заниматься подготовкой юристов. По юридическим специальностям должны готовить только гражданские вузы.

Действующие сотрудники полиции должны иметь возможность повышать свою квалификацию в технических областях: навыки использования огнестрельного оружия, использования физической силы и спецсредств, проведение процессуальных действий, и узкоспециализированных областях: проведение переговоров в экстремальных ситуациях (например, в ситуации захвата заложников), проведение опроса малолетних потерпевших, борьба с киберпреступностью, и т.д.

Необходимо создать современную систему аттестации и переподготовки, а также начальной подготовки, сотрудников Полиции РК, которая была бы построена в соответствии с новейшими достижениями в области образования для взрослых.

 

Прозрачный и предсказуемый карьерный рост, исключающий коррупцию и зависимость от начальства.

 

Зависимость сотрудников полиции от руководства, которое единолично уполномочено решать подавляющее большинство вопросов во время прохождения службы, является одной из основных причин неэффективности правоохранительной системы. Карьерный рост, поощрения, техническое оснащение, дисциплинарная ответственность и увольнение не должны зависеть от лояльности сотрудников своему руководству.

 

Действующая система является скорее элементом «дисциплинарной власти» начальника над подчиненным, что не способствует самостоятельности в принятии решений полицейским.

Продвижение по службе сотрудников Полиции РК не должно зависеть от субъективной воли руководителей.

Назначение на должность на основе «объективки» должно быть исключено. Критерии для продвижения по службе должны быть только на основе открытого конкурса, базовые условия которого должны быть закреплены в законодательстве.

Все права и обязанности сотрудников полиции как государственных служащих должны быть защищены соответствующим законом, и они должны иметь возможность обжаловать решения по кадровым вопросам в специальном независимом административном трибунале.

 

Новая система оценки деятельности полиции и отдельных сотрудников.

Необходимо создать новую систему оценки деятельности полиции и ее отдельных сотрудников. Оценку деятельности нельзя основывать только на количественных показателях раскрываемости преступлений.

Не менее, если не более, важны такие показатели, как текучесть кадров, взаимоотношения с населением, особенно с уязвимыми группами, количество жалоб на полицию, скорость реагирования на происшествия, эффективное использование имеющихся ресурсов, повышение профессионального уровня, включая этические нормы, обеспечение законности в деятельности и другие.

Внешняя независимая оценка должна учитываться при анализе внутренних показателей деятельности полиции, так и отдельных полицейских. Основные выводы по оценке должны ежегодно публиковаться. Правительство и местные органы власти должны выделять достаточные ресурсы для проведения внешней оценки деятельности Полиции Республики Казахстан.

 

Подотчетность, прозрачность и ответственность полиции. Введение парламентского и общественного контроля за полицией.

 

Необходимо законодательно закрепить парламентский и общественный контроль за деятельностью полиции. Парламентские слушания должны проводиться один раз в год, с обязанностью главы Полиции отвечать на вопросы парламентариев, включая, если необходимо, вопросы по законности ОРД (в непубличном формате).

Также необходимо наделить соответствующий комитет Парламента правом проводить парламентское расследование в случае необходимости. Такие же права должен получить Уполномоченный по правам человека в случае появления жалоб на деятельность полиции.

Требование о ежегодных публичных отчетах министра МВД, главы полиции и глав местной полиции о деятельности должно быть закреплено в законе. Они должны содержать результаты выполнения конкретных приоритетов.

Субъектом формирования приоритетов полицейской деятельности может стать Совет полиции или другая институция, в работе которой принимают участие гражданские эксперты и общественность.

Местные программы по борьбе с преступностью, организации профилактики преступлений и обеспечению общественной безопасности, принимаемые маслихатами, должны в обязательном порядке обсуждаться с местными сообществами и гражданскими экспертами.

Проекты программ должны публиковаться для общественного обсуждения и все комментарии к ним должны размещаться в открытом доступе. Обязательным условием принятия таких программ должна быть их независимая экспертная оценка.

 

Свободный доступ граждан в здание полиции.

 

Полиция не должна отгораживаться от населения, безопасность которого она предназначена обеспечивать. Граждане должны иметь свободный доступ в полицейские участки для подачи заявлений, обращения за помощью в любое время и при любых условиях. Необходимо снести заборы и прочие ограждения, гарантировать открытый доступ к сотрудникам                            полицейского   участка,                             которые                непосредственно            уполномочены взаимодействовать с гражданами. Для этого изучить и внедрить принципы организации

фронт-офисов в полицейских участках в развитых государствах.

Следует, где это возможно и целесообразно, обеспечить максимальную физическую прозрачность помещений, включая использование стеклянных стен и открытых рабочих пространств.

Следует отменить запрет на изъятие телефонов, планшетов и других записывающих устройств у посетителей. Возможность граждан пользоваться мобильными телефонами и другими записывающими устройствами только повысит уровень прозрачности в деятельности полиции. Ограничения на использование таких устройств должны быть четко определены в законодательстве и применяться только в абсолютно необходимых случаях.

Адвокаты должны иметь возможность беспрепятственного доступа к задержанным в полицейских участках.

Обеспечить возможность гражданского контроля в зданиях полицейских участков, в том числе через задействование механизма НПМ и ОНК, а также местных схем общественного контроля, создаваемых маслихатами и/или органами местного самоуправления. Для этого внести соответствующие изменения в законодательство и выделять достаточные ресурсы для реализации этих целей.

 

Полная ревизия нормативных правовых актов, проходящих под грифом «ДСП».

 

Целый ряд нормативных правовых актов, в том числе внутриведомственных приказов и инструкций, которыми руководствуются сотрудники полиции, имеют гриф «ДСП», хотя в соответствии с ними ограничиваются права и свободы граждан.

Статья 4.4. Конституции РК чётко устанавливает, что официальное опубликование нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, является обязательным условием их применения. Поэтому, все нормативные правовые акты такого характера должны быть опубликованы.

 

Задержание на основе разумного подозрения и права задержанных.

 

Любое задержанное лицо как в уголовном порядке, так и в случае административного задержания, должно предстать перед судом для решения вопроса законности «ареста». В настоящее время задержанные лица предстают судом только в случае избрания меры пресечения.

Необходимо обеспечить, чтобы любое задержание оценивалось следственным судьей на законность и обоснованность подозрения в течение 24 часов после фактического задержания, а разбирательство о выборе меры пресечения должно, если потребуется, проходить в течение 48 часов, с обязательным рассмотрением вопроса о залоге.

По ходатайству стороны защиты вопрос о мере пресечения может быть отложен до 72 часов или даже на более длительный период, если требуется время для подготовки таких слушаний, в том числе представления залога.

Следственный судья и сторона защиты должны иметь доступ ко всем полицейским документам, в которых должны фиксироваться геолокация и время фактического задержания.

 

В полицейских участках и местах содержания под стражей должна предоставляться подробная информация о праве на юридическую помощь, включая предоставление её за счет государственного бюджета.

Полиция должна в обязательном порядке информировать, не позднее трех часов с момента фактического задержания, коллегию адвокатов о задержанных лицах, имеющих право на получение гарантированной государством юридической помощи.

Также необходимо обеспечить возможность независимого медицинского осмотра со стороны гражданских врачей. Существующая система двойной лояльности ведомственных медицинских работников МВД противоречит международным стандартам, не позволяет эффективно выявлять применение пыток и жёсткого обращения с задержанными лицами.

Каждое оформление задержанного лица должно предусматривать медицинский осмотр, фиксируемый видео и фототехникой. Сторона защиты должна иметь право в любое время обращаться с обоснованным ходатайством к следственному судье об освобождении задержанного лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Необходимо более широко использовать электронные браслеты и другие технические средства по мониторингу лиц, в отношении которых были выбраны ограничительные меры.

 

Независимый институт надзора за деятельностью полиции.

 

Без внешнего надзора руководство полиции всегда будет иметь возможность уклониться от тщательного рассмотрения жалоб и обращений граждан, а также будет высок соблазн воспрепятствовать объективному и справедливому расследованию в случае совершения должностными лицами Полиции РК преступлений и уголовных проступков.

Поэтому, следуя лучшему международному опыту, целесообразно создать несколько независимых внешних органов по надзору за всей полицейской деятельностью, включая независимые механизмы по приему жалоб от населения и проведению независимого расследования преступлений и уголовных проступков, совершенных должностными лицами

  • сотрудниками правоохранительных органов.

Во-первых, следует создать независимую службу или агентство по расследованию случаев пыток или жестокого, унижающего достоинство обращения, а также любых других общеуголовные преступлений, совершаемых сотрудниками полиции, а также других правоохранительных органов.

Следователи такой службы должны иметь полный доступ к информации внутри полиции. Информация о жалобах и заявлениях, а также о результатах расследований должна быть публичной и легко доступна обществу.

Такой механизм должен основываться на институциональной независимости, и его деятельность должна осуществляться в процессуальной форме.

Необходимо упразднить Департамент собственной безопасности, поскольку это подразделение не является эффективным и беспристрастным механизмом по выявлению противоправных деяний, совершаемых сотрудниками МВД, и осуществляет свою деятельность вне уголовно-процессуального порядка.

Внутренние механизмы расследования жалоб должны соответствовать стандартам должной процедуры и осуществляться инспекторами, назначаемых Советом полиции. Лицо, в отношении, которого проводились такие расследование должно иметь право знакомиться с его результатами и иметь возможность их обжаловать в специальном дисциплинарном трибунале. Дополнительно, на уровне закона необходимо установить, что вопросы дисциплинарной ответственности и увольнения служащих будут решаться коллегиальными дисциплинарными советами, состав которых будет состоять на паритетных началах из представителей

руководства органов, рядовых служащих и общественности.

Во-вторых, следует учредить институт Омбудсмена по всем вопросам, связанным с полицейской деятельностью. Омбудсмен должен иметь полномочия получать любые жалобы

 

на действия сотрудников полиции и расследовать их, если они не касаются фактов, которые требуют уголовного преследования.

Омбудсмен должен представлять свой отчет ежегодно Совету Полиции, а также направлять его в Парламент Республики Казахстан. При Омбудсмене следует учредить общественный совет по мониторингу деятельности полиции. Омбудсмен и члены совета должны иметь полномочия по своей инициативе посещать полицейские участки и любые места содержания под стражей.

 

Эффективный механизм реагирования.

 

Требуется реформировать процедуры и механизмы реагирования полиции на информацию, которая поступает в ее оперативные службы, особенно в том, что касается заявлений и обращений граждан. Следует создать единую национальную базу обработки поступающих обращений и заявлений.

Настоящий порядок, когда параллельно существует журнал приема обращений и единый реестр уголовных расследований, не является эффективным и часто ведет к злоупотреблениям.

Любое заявление или рапорт полицейского, в котором есть информация о совершенном и готовящимся преступлении, должны незамедлительно регистрироваться в едином реестре уголовных расследований и расследоваться в процессуальном порядке.

Полицейские участки должны размещаться таким образом, чтобы обеспечить оперативное реагирование на вызовы. Нужно изучить практику других стран, которые устанавливают требования к полицейским по времени, в течение которого они должны прибыть в точку вызова.

Быстрота реагирования на звонки, сообщения о преступлениях и уголовных проступках, должна быть одним из важнейших критериев оценки деятельности патрульной полиции.

Все патрульные машины, велопатрули, пешие патрули должны быть оборудованы автоматическими регистраторами. Любые контакты с гражданами в обязательном порядке должны записываться на камеру. Отсутствие работающих технических средств фиксации должно, как правило, стать основанием для признания следственным судьей задержания незаконным.

Информация о маршрутах выездов и предпринятых действиях должна фиксироваться в реальном времени и сохраняться на серверах в течение разумного времени.

 

Айман Умарова, адвокат Алматинской областной коллегии адвокатов

 

Тезисы:

  1. Действующее законодательство, нормативно-правовые акты, позволяют такое обращение.
  2. Действующее законодательство, не четко прописывает.
  3. Правоприменительная практика, а также необразованность сотрудников.
  4. Умышленное нарушение прав осужденных для получения выгоды (коррупция).
  5. Когда нет норм, регулирующих обращение с заключенными.

 

Действующее законодательство позволяют такое обращение:

  1. УИК (доступ к правовой помощи).
  2. УПК РК: 482 статья (по правилам 106 УПК РК, подача только осужденным).
  3. Приказы МВД: Приказы ДСП.
  4. Взыскания: СУС (тюрьма в тюрьме).
  5. Степени для выхода на ЗМН.
  6. Сотрудничество (с правоохранительными органами).

 

Действующее законодательство не четко прописывает:

  1. УИК: по несовершеннолетним.

 

Правоприменительная практика, а также необразованность сотрудников:

  1. Обыски адвокатов, досье.
  2. Комнаты для свидания (рядом стоит надзиратель).
  3. Не сообщение о передвижении осужденных их семьям и близким. Отказ в ознакомлении с личным делом.
  4. Лишение свиданий, плохие условия, телефонные звонки, телеграммы.

 

Умышленное нарушение прав осужденных для получения выгоды (коррупция):

Взыскания, поощрения, улучшение условий, ухудшение условий, отказ в лечение, отказ в отправлении корреспонденции, жалоб.

 

Когда нет норм, регулирующих обращения с заключенными:

  1. По транссексуальным лицам – защита и организация условий их заключения.
  2. По ВИЧ- инфицированным осужденным — по иностранцам.
  3. По осужденным по террористическим и экстремистским преступлениям.

 

Жакупов Ержан, старший прокурор 2-й Службы Генеральной прокуратуры Республики Казахстан

 

О мерах по противодействию пыткам

 

Добрый день, уважаемые участники конференции, коллеги!

 

В Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека.

Согласно Конституции, они принадлежат каждому. Признаются абсолютными и неотчуждаемыми.

За   27    лет   независимости   система    правосудия   в   Казахстане    прошла   большой эволюционный путь.

Проведены очень важные правовые, экономические и структурные реформы

Сегодня наша страна является полноправным субъектом международного права и продолжает активно присоединяется к важнейшим международным актам по правам человека.

Республика Казахстан является участником более 60 международных договоров, 7 из которых конвенции ООН.

С 2014 г. в стране реализуется совместная программа с Евросоюзом и Советом Европы по улучшению качества и эффективности правосудия.

Новый   импульс   развитию   национального   законодательства    в   2015   г.   придало Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве Европейского союза и Казахстана.

В рамках этой работы реализовали несколько проектов, один из которых «10 мер по снижению тюремного населения».

Этот проект признан лучшим на международном конкурсе управления проектами IPMA,

проведенном в Хельсинки в октябре 2018 г.

Результаты всех этих мер особенно ощущаются в последнее время.

В результате масштабной реформы по опыту стран-участниц ОЭСР в 2015 г. полностью обновлены уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный кодексы.

За счет введения института следственного судьи усилен судебный контроль. Теперь действия следователей, затрагивающие права и свободы человека, санкционируются следственными судьями. Раньше это было полномочием прокурора.

Освобождение от ответственности в связи с примирением стало обязанностью органа уголовного преследования, раньше было правом (по средней тяжести). В итоге если раньше прекращалось 12 тыс. дел в год, то в настоящее время — 70 тыс.

Расширилась сфера применения штрафа и ограничения свободы (1086 санкций. Было — 658). Лишение свободы по международным стандартам рассматривается, как крайняя мера.

Изменилась практика досрочного освобождения. Теперь суд обязан выпустить заключенного, если он отсидел определенный срок, загладил ущерб и не нарушал порядок в тюрьме. Свободу заключенный заслуживает сам.

Благодаря таким системным мерам, количество заключенных за 27 лет сократилось на 68,5 тысяч. Из них 18,5 тысяч только за последние 4 года. Сейчас в местах лишения свободы находится 31,5 тыс. человек.

В Индексе тюремного населения Казахстан сегодня занимает 82 место, опережая такие страны Евросоюза, как Литва, Латвия, Эстония, Чехия, Польша и Словакия.

При этом гуманизация не повлекла ухудшения криминогенной ситуации. В сравнении с 14 годом рецидивная преступность снизилась на 16%(с 11434 до 9621). Убийств и разбоев стало меньше на 38%.

Безусловно, это значительные достижения. Уголовная политика стала более гуманной.

Но мы пошли дальше. Сделали следующий шаг. В конце прошлого года приняли Закон о модернизации уголовного процесса.

 

Его особенностью стало повышение состязательности сторон в уголовном процессе, расширение полномочий адвокатов и сокращение срока задержания подозреваемых с 72 до 48 часов.

В рамках Общенационального плана мероприятий по реализации Послания Главы государства «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» в июне т.г. принят новый Закон, направленный на снижение репрессивности УК и УПК.

Согласно Закону, изоляции подлежат только те, кто реально опасен для общества.

К другим, кто совершил ненасильственные тяжкие преступления, будут применяться виды наказаний, не связанные с изоляцией от общества.

Между тем на фоне масштабной гуманизации эти меры никак не коснулись преступлений, связанных с пытками.

Наоборот, мы усиливаем ответственность за пытки и повышаем гарантии защиты жертв.

И в этом направлении идет наступательная работа.

С 2015 года по пыткам невозможно амнистировать или освободить от ответственности в связи с истечением сроков давности. Раньше запрета не было.

Увеличен максимальный срок лишения свободы с 10 до 12 лет.

По заявлениям о преступлениях, в т.ч. по пыткам расследование начинается сразу. Раньше проводилась доследственная проверка. Пострадавшие ждали месяцами возбуждения дела и расследования.

В случае сокрытия заявлений о преступлениях предусмотрена уголовная ответственность. С 2015 г. по данной статье привлечено 16 должностных лиц.

С января т.г. внедрен институт электронного расследования уголовных дел. Такой формат минимизирует фальсификацию доказательств и различные нарушения законности. На сегодняшний день заведено более 12 тыс. электронных дел. Завершено 7 тыс. дел, рассмотрено судами 3,5 тыс. дел.

Принят Закон «О Фонде компенсации вреда потерпевшим». Теперь государство выплачивает денежную компенсацию жертвам пыток.

Зачастую жертвы пыток находятся в зависимом положении от обидчиков. Чтобы не было давления на них во время расследования, июньскими поправками в Уголовный кодекс, запрещено освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

На пытки не распространяется и деятельное раскаяние.

Такие запреты в нашем законодательстве действуют только на экстремистов, террористов, педофилов и членов оргпреступности.

С участием европейских экспертов принимаются также организационные и практические меры по превенции пыток и защите пострадавших.

В целях предупреждения недозволенных методов следствия в стране открыто более 500

прозрачных стеклянных кабинетов для допросов с видеофиксацией.

На основе Стамбульского протокола нами разработана методика расследования пыток. В рамках нее прорабатывается практика компенсации вреда жертвам по недоказанным или нераскрытым делам о пытках. Основанием будет заключение психолога о степени перенесенных жертвой страданий.

Вместе с тем предлагается и дальше совместно с государственными органами, НПО и гражданским обществом продолжить работу по превенции пыткам.

Благодарю за внимание!

 

Еркаева Нина, директор ОО «Образование и развитие», председатель общественной наблюдательной комиссии по Карагандинской области

 

Роль общественной наблюдательной комиссии в обеспечении прозрачности деятельности уголовно-исполнительной системы

 

«Прозрачность не бывает с одной стороны. Когда прозрачность с одной стороны, это зеркало. Смотреть самому на себя не интересно. Если мы требуем от государства прозрачности, то давайте будем, что называется, честны друг перед другом, и будем одинаково прозрачны».

ОНК, как институт — это только ОДНО звено в большой цепи, ведущей к прозрачности! Ожидаемая прозрачность в деятельности УИС обеспечивается путем привлечения к процессу исполнения уголовных наказаний и многих других институтов гражданского общества:

  • общественный контроль с участием Уполномоченного по правам человека,
  • с участием Уполномоченного по правам ребенка;
  • сотрудничество с неправительственными организациями,
  • сотрудничество со средствами массовой информации,
  • изучение общественного мнения о работе учреждений и органов исполнения наказания;
  • разъяснение аспектов уголовно-исполнительной политики, имеющих публичное значение;
  • разъяснение прав и обязанностей осужденных, их родственников, близких и юридических консультантов;
  • публичная реакция на запросы и жалобы в адрес учреждений УИС, получившие общественный резонанс и др.

Таким образом, теоретически возможно очень быстро преподнести достаточно массовый урок того, как повышение прозрачности и открытости учреждений исполнения наказания и общественных организаций, осуществляющих контроль, способствует более эффективным отношениям в этом партнерстве.

Требуя прозрачности от другого, достаточно ли прозрачен сам институт контроля гражданского общества?

Прозрачность: зачем и для кого?

Мы готовили текст выступления вместе с членом ОНК по Карагандинской области Н.Ш. Чуйкиной. В ходе обсуждения мы ушли в область прав и взаимоотношений: осужденный — ОНК – администрация. Но это при поверхностном просмотре сектор сферы взаимодействия по решению обращений осужденных гораздо шире. Это и прокуратура, и правоохранительные органы, и судебная система и только после этого — сама система исполнения наказания. То есть в систему исполнения наказания человек попадает, пройдя через круги негатива: унижения, несправедливости…. и, как следствие, потеряв доверие к миру. Вот с такими морально и физически искалеченными людьми работают сотрудники КУИС. Возможна ли прозрачность во взаимодействии при отсутствии доверия хотя бы одной из сторон взаимодействия?

Чтобы вернуть доверие, восстановить состояние и самочувствие человека, нужны мощные ресурсы и хорошая материально-техническая база учреждений системы исполнения наказаний, а что имеем мы? Здания, корпуса, которые проще развалить, чем отремонтировать: надворные туалеты и печное отопление. Нормы питания и материально бытового обеспечения, утвержденные Постановлением Правительства, которых не хватает, которые не соответствуют ни размерам осужденных, ни физическому состоянию. Кроме того, они, с их слов, еще ни разу ни питание, ни обмундирование не получали в полном объеме! Когда речь заходит об этом, органы исполнения наказания занимают оборону по отношению к ОНК, и

 

часто включают «презумпцию виновности», а в отдельных случаях отчетная информация и рекомендации могут использоваться для нашей же дискредитации.

Иногда бывает трудно определить тонкую грань: где кончаются меры применения согласно Закону, Правилам и начинается самоуправство и беспредел. В общем, все то, что можно выразить формулировкой: «Превышение власти и должностных полномочий военнослужащими, повлекшие тяжкие последствия, либо совершенные с применением насилия или угрозы его применения, а также с применением спецсредств». Поэтому мы не беремся заниматься анализом тонкостей юридических отношений, а на простых примерах покажем то, с чем приходится сталкиваться членам ОНК. Не называя фамилий, о том, как в одном из учреждений складываются отношения между ОНК и осужденными. Выводы сделайте сами…

  1. От активиста-правозащитника поступило сообщение, что осужденного И. избили. На следующие день представители ОНК в составе двух человек прибыли в тюрьму. Встретились с осужденным, в целях его безопасности попросили оставить одних наедине. В ходе разговора И. сказал: «Они плохо относятся, они обижают…». В чем заключаются конкретные действия, что лично к нему было применено и что, в частности, произошло вчера? Он ответить не мог. В итоге на прямой вопрос: «Били ли его вчера в этой тюрьме». Получили ответ «Да».

— Кто, сколько человек, когда и где это происходило?

Осужденный рассказал, что, когда шел на прогулку, его завели в комнату, где было несколько человек (сколько он не смог сказать – два, три или четыре). Они стали избивать его дубинками. Учитывая небольшой промежуток времени, попросили показать следы побоев. Осужденный, замешкавшись, сказал, что били его только по рукам. Попросили показать руки. Никаких следов удержания или припухлости ни на пальцах, ни на ладонях не было. Попросили уточнить: как происходило избиение. Ответ пострадавшего: «А меня никто не держал, и били легонько, не больно. Уже все прошло». Выводы, я думаю, сделать не сложно. Единственное непонятно: зачем ему членам ОНК давать такую информацию?

  1. От родственника осужденного С. поступило сообщение: «Сын находится на голодовке уже две недели, он едва говорит, к нему не вызывают врача! Его насильно кормят, выбили передние зубы!» ОНК выезжает в учреждение. В Токийской декларации ВОЗ от 1975 г. сказано: «Когда заключенный отказывается от приема пищи и при этом способен, по мнению врача, подтвержденному, как минимум, еще одним независимым врачом, здраво и рационально судить о последствиях своего решения, врач не может подвергнуть его насильственному искусственному питанию. Врач обязан объяснить заключенному возможные последствия отказа от приема пищи». Зная это, мы идем к начальнику тюрьмы с возмущением о насильственном кормлении осужденного, которое привело вот к такому плачевному результату – выбиты зубы. Принудительное кормление применяется, когда удовлетворение требований осужденного могло бы дискредитировать сами властные структуры или вызвать общественный резонанс. Поэтому администрация идет по пути наименьшего сопротивления: что принесет меньше проблем — удовлетворение требований или принудительное кормление, то и будет. Насильно кормят голодающего, если это ведет к нанесению непоправимого вреда здоровью или смерти заключенного, но и соответственно метод кормления также понятен: через шланг закачивается питательная смесь. Что вообще- то, тоже является своего рода пыткой. В «Декларации…»: «пытка определяется как действие, совершаемое одним человеком или группой лиц по собственной инициативе или по приказу, заключающееся в преднамеренном, систематическом или эпизодическом причинении физического или психического страдания другому человеку ради получения информации, признания или с иной целью». В общем, налицо унижение чести и достоинства человека. Требуем показать заявления о голодовке, его нет. Делаем вывод, что администрация отказалась принять заявление осужденного по поводу голодовки. Просим показать нашего пострадавшего. Никаких препятствий нет. Осужденный, человек довольно упитанный, правда, бледного вида, видимо, от недостатка солнца. Начинаем вести разговор о его требованиях. Выясняется, что хочет встретиться с прокурором. Спрашиваем про голодовку и узнаем, что он

 

объявил её только вчера. То есть на момент нашего прибытие человек голодал 1,5 дня. Смеется, рассказывая о своем житье-бытие, сверкая белозубой улыбкой. В общем, все зубы на месте. Просим разрешения сделать его фото для мамы — он соглашается. Так и не выяснили, для чего он своим близким сказал, что не ест уже 15 дней и почему сказал, что его насильно кормили, выбив передние зубы. Договариваемся, что через неделю мы придем еще и проведем прием совместно с прокурором, и просим, чтобы он перестал голодать. На том и решили! С нашей стороны было упущение, что не выяснили причину отказа в принятии его заявления о голодовке. Но и здесь как-то неуверенно им было сказано: он заявление написал, но не успел его отдать.

  1. В учреждении находятся осужденные, которые систематически нарушали режим в других учреждениях, поэтому и отношение к ним особое, более жесткое, что ли. Здесь персонал готов применить специальные средства, если осужденный не соблюдает правила. На практике нашего ОНК был один случай применения специальных средств к осужденному Ш. за отказ одеть спецодежду. Посещая ДИЗО, мы столкнулись с человеком в полуголом состоянии и в крайней степени возбужденности. Первая мысль: его пытают холодом. Но затем со слов Ш., стало понятно, что ему дали одежду очень большого размера и он отказывается ее одевать. «Меня били. Насильно одели, но я все равно не буду надевать эту робу, она большая». При слове «били» мы попытались понять: как. Оказывается, его насильно заставляли одеться, так как в камере прохладно. Его держали, он отбивался, применяли словесную угрозу, что изобьют. В ходе разговора мы попросили его одеть специальную одежду, она сидела не то, чтобы идеально, но и на пугало он не был похож. Выяснилось, что ему не дали носки, идем к начальнику учреждения, через тридцать минут носки у осужденного. Как должны поступать в данном случае служащие? Оставить человека голым? Подобные действия ведут к тому, что их отправляют в ДИЗО за неподчинение режиму. Что должны делать в данной ситуации ОНК? Кто в этой ситуации прав и как мы ОНК оказались инструментом манипуляции родственников и осужденных? Мы просто «ринулись» восстанавливать справедливость и нарушенные права человека, оставшегося один на один со своей бедой. Хотя по прошествии времени остался осадок, что нас использовали, как один из инструментов давления на администрацию. В этом учреждении за последние три года не было ни одного случая избиения

осужденных.

Это учреждение смешанной безопасности, где на законных основаниях отсутствуют длительные свидания. Не является ли это одной из более изощренных пыток для осужденного? Отсутствие длительных свиданий с близкими ведет к распаду семьи, но… это по закону. Наказание семьей по закону!!!! Сама система по закону дополнительно ужесточает режим дополнительно к приговору. Но это не перевоспитывает! Может в этом направлении надо работать всем общественным институтам? Ведь это противоречит семейному кодексу, где основная цель — сохранение семьи.

Оснащенность учреждений видеокамерами не гарантирует видеозаписи, часто она действует в режиме просмотра, но не записывает. Почему? Когда нужно определить то, как что-то происходило, и видеозапись могла бы служить доказательством одной из сторон, видеозаписи нет. Удаленность учреждений от населенных пунктов и обеспечение телефонной связи «Казахтелекомом» не выдерживает никакой критики. Телефонные линии настолько устарели, что не подлежат ремонту, а заменить их на новые — очень дорого. Есть другие провайдеры Билайн, Актив. И связь у них качественнее, и установка оборудования намного дешевле, но, как единственный монополист «Казахтелеком» сам не справляется, и современным IT-технологиям сопротивляется.

 

Про сотрудников

Есть случаи провокации со стороны служащих в виде словесного оскорбления, и это можно рассматривать как психологическое давление на человека, который оказался без прав и в полной зависимости от других, обличенных властью. У человека, обличенного властью, появляется искушение утвердиться за счет зависимого, и в этом ему, конечно, как ни странно,

 

помогает Инструкция по применению сотрудниками исправительных учреждений специальных средств. Каждый сотрудник скажет, что особое место в режиме наказания занимают правила, обеспечивающие защиту заключенных их права на личную неприкосновенность согласно УИК РК, право на информацию о своих правах и обязанностях, обращение в вежливой форме, лечение со всевозможными предложенными отчетностями и жалобами. Но вот что является краеугольным камнем во взаимоотношениях человека, лишенного свободы, и его охраняющего: иерархия учреждений для преступных элементов, закрепленная в РК. Все остальные нормативные правовые акты должны в полной мере соответствовать вышестоящему акту. В УИК РК режимы содержания заключенных означают четко установленный законом и иными нормами права (например, распорядок жизни в исправительном учреждении) порядок исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, который напрямую зависит от тяжести совершенного преступления или количества совершенных преступлений виновным лицом, и может варьироваться от колоний — поселения до тюрем особого режима.

Можно говорить о нарушении прав осужденных, но надо помнить и об обязанностях заключенных. Вот здесь и есть те люди, которые используют ОНК как средство расшатывания режима. Работа ОНК — это, прежде всего, соблюдение прав гражданина, человека. Это касается обеих сторон, как служащих, так и осужденных. «Возможность использования телесного наказания, которая появляется у некоторых людей, является сильным средством уничтожения человечности и неминуемо ведет к моральному разложению. Это кровавая язва на теле общества, уничтожающая все попытки гражданственности в зародыше», — говорил Достоевский. Если идет открытое неповиновение, оскорбление со стороны осужденного, то это тоже недопустимая мера. Как ее пресечь? К нам обратился осужденный М. по поводу оскорблений со стороны военнослужащего. Конвой, сопровождающий осужденного, подтвердил перепалку. Мы требуем найти служащего, просим объяснить ситуацию в присутствии М. Служащий поясняет, что ранее осужденный словесно обругал сего, Осужденный этого не отрицает. Встретившись в коридоре, служащий сказал на казахском языке…. Перевод трактуется, как «из твоего рта льется грязь в мою сторону». М. согласился, но сказал, что это можно перевести и так: «ты грязью умоешься». Кто в этой ситуации жертва? Со служащим нами проводилась беседа в присутствии замполита. Суть беседы в том, что погоны не дают права, а, наоборот, накладывают большую ответственность.

Работать стараемся по принципу: «Не давай пустых обещаний». Но порой трудно становится, когда кто-то «неизвестный» звонит родителям, говоря об избиении близкого или несносных условиях содержания, превращая работу не в целенаправленную каждодневную, а сиюминутную разборку, вешая ярлык «все в пагонах сволочи», не принимая во внимание то, что, находясь ежедневно с людьми, преступившими закон, меняется угол зрения на добро и зло. Вот здесь ОНК нужно работать по изменению отношения администрации к своей работе, применяя не кнут и пряник, а реально рисуя перспективы дальнейшей адаптации в обществе и в целом учить брать ответственность за свои поступки и слова. ОНК не должно выступать палочкой-выручалочкой или действовать от имени хорошего дяди, а все остальные плохие, не должно быть инструментом в руках осужденных для достижения их целей.

 

О чем сегодня просят осужденные:

  1. Сделать сон час после обеда на 2,5 часа. Делать все равно нечего, а после обеда так хочется спать.
  2. Разрешить курить в камерах. «Мне так хочется курить. Пусть отведенным местом для курения будет камера или туалет».
  3. Для того, чтобы выходить на прогулку, пусть выдают кожаные берцы, как у охранников.
  4. Провести интернет….

Мы слабо представляем шахтера, который после обеда мог бы поспать 2,5 часа у себя на работе.

 

Заканчиваем словами Достоевского: «Милостыня – далеко не благородное занятие. Причем, как для просящего ее, так и для подающего, поскольку она способствует увеличению масштабов нищенства». Безнаказанности за нарушение режима может привести только к росту преступности.

Проблемы, стоящие на пути повышения прозрачности. Хотим, но страшно боимся… не знаем: как, да, и просто… новое всегда трудно. Трудности работы в ОНК – очень немногие знают об этом институте общественного контроля, и еще меньше хотят заниматься этим общественным делом.

Весной 2018 г. ОНК обратилась в Антикоррупционную службу по Карагандинской области с ходатайством о назначении в рамках уголовного дела судебной психолого- психиатрической экспертизы по требованиям Стамбульского протокола. Сбор и документирование фактов пыток по Стамбульскому протоколу, позволяет собрать достаточный материал для подтверждения/опровержения фактов пыток группой специалистов и  экспертов.  Такому  заключению   будет,   однозначно,   больше   доверия.   Для проведения экспертизы мы просили привлечь специалистов и экспертов РК из числа обученных на тренинге по Стамбульскому протоколу. Список специалистов и экспертов Карагандинской области предоставили. Но Антикоррупционная служба отказалась от нашего предложения открыто документировать такое сложное явление – пытки, согласно международным стандартам. Такая полупрозрачность, вполне объяснима: как мы вам откроемся, когда не доверяем.

Задачами общественного контроля, согласно УИК РК, является, в том числе и повышение уровня прозрачности деятельности учреждений и органов, исполняющих наказание, для общественности. Один из основополагающих принципов общественного контроля — открытость и прозрачность мероприятий и результатов с учетом условий исполнения наказания. Таким образом, на мой взгляд, законодатели прописали: хотите прозрачности, государство согласно. Покажите сами, как это!

 

Айтенов Габит, член Координационного совета Национального превентивного механизма, председатель общественной наблюдательной комиссии Жамбылской области

 

На сегодняшний день от общественной-наблюдательной комиссии (ОНК) законодательно требует за сутки уведомлять о посещении учреждений уголовно- исполнительной системы (УИС). Первый шаг, который можно сделать в этом направлении — это исключить форму, которая предусматривает уведомление. В отличие от ОНК, НПМ имеет беспрепятственный доступ во многие закрытые учреждения без предварительного уведомления, т.е. соблюдается эффект внезапности, что требуют международные документы в области прав человека по посещению мест лишения свободы. Таким образом, в Казахстане есть практика посещения мест лишения свободы без предварительного уведомления, и ОНК осуществляли визиты без предварительного информирования администрации учреждений. Внезапное без предварительного уведомления посещение мест лишения свободы сделало бы более прозрачной деятельность учреждений, находящихся в ведении МВД РК.

Конвенция ООН против пыток, Факультативный протокол к ней предусматривают, что все лица, обратившиеся с жалобами о пытках, имеют иммунитет и не должны быть наказаны за обращение. Практика показывает, что лица, обратившиеся с жалобой в НПМ, в дальнейшем преследуются сотрудниками учреждении и привлекаются к ответственности, вплоть до уголовной. Благодаря офису Уполномоченного по правам человека, совместной эффективной работе с Генеральной прокуратуры и Верховным судом, оправдан осужденный, подавший НПМ жалобу о пытках и жестоком обращении. Имеет место случай, когда осужденный, характеризирующийся положительно, не имеющий ни одного взыскания за время отбытия наказания, после устного обращения к нам, а также письменного обращения в прокуратуру с жалобой на пытки и жестокое обращение, за неделю признается злостным нарушителем режима и с 3-ей положительной степени поведения получает 3-ю отрицательную степень поведения, изменяется режим отбывания наказания на более строгие условия. Все это говорит о том, что нет эффективного механизма защиты лиц, обратившихся с жалобой о пытках и жестоком обращении со стороны сотрудников, в отношении которых данное лицо жалуется.

Имеет место факт, когда жалоба осужденного о пытках со стороны сотрудников ДУИС (заметьте не сотрудников учреждения УИС) в порядке ст.181 ч.5 УПК РК направлена прокуратурой — органом, ведущего расследование, для служебной проверки в тот же ДУИС, на действия сотрудников которого подана жалоба. Итог такого обращения для осужденного — год «отсидки» в тюрьме в г.Аркалык (с более строгим режимом содержания).

Инструкции     Генеральной      прокуратуры,      совместные      приказы      с      другими государственными органами, касающихся предупреждения пыток и жестокого обращения, об эффективном и бесстрастном расследовании пыток, о взаимодействии органов расследования дел о пытках с гражданским обществом, об обеспечении обязательного участия специалистов в области судебной медицины в проведении медицинского освидетельствования на предмет наличия телесных повреждений и т.д., очень хорошо прописаны, но на практике не работают. В каждом Департаменте полиции есть общественный совет, я заходил на сайты департаментов нескольких областей, информация о работе общественного совета не

обновляется. Прозрачность работы полиции надо начинать с общественного совета.

Еще одна рекомендация касается нашей судебной системы. Суды очень критично должны относиться к доказательственной базе, которую предоставляют органы следствия, тогда эффективность работы полиции намного улучшится, а население начнёт доверять полиции и судебной системе.

В нашей стране действует Приказ МВД РК за №1 ДСП от 08 января 2016 г. «Правила по обеспечению пропускного и внутри объектового режимов на территории и в административные здания центрального аппарата Министерства внутренних дел Республики Казахстан и территориальных органов внутренних дел Республики Казахстан». Постановлением Правительства РК утверждены Правила определения объектов, подлежащих

 

государственной охране, и введены в нормы закона РК «Об охранной деятельности», чьи действия распространяются и на специализированные охранные подразделения ОВД. Нормы данного закона не наделяют полицейского полномочиями по изъятию у граждан средств связи и хранения информации. Между тем, такие факты имеют место. Однако, согласно ст.26 Конституции РК, собственность гарантируется Законом. В соответствии со ст.39 Конституции РК права и свободы человека, гражданина, включая право собственности, могут быть ограничены только Законом.

 

Идигеева Гульнур, член Координационного совета Национального превентивного механизма

 

Одним из основных признаков гражданского общества является наличие общественного контроля за работой органов власти, в том числе, за работой полиции.

Конституция гласит: «высшими ценностями является человек, его жизнь, права и свободы», что означает, все государственные органы, в том числе правоохранительные органы, все принимаемые законы должны быть направлены на соблюдение и защиту прав человека и гражданина, его основных свобод.

Но пока в нашей стране говорить о прозрачности правоохранительных органов рано.

К примеру, Департамент полиции Актюбинской области огорожен двумя высокими заборами и двери заперты. То есть чтобы попасть в проходную часть, нужно постоять у одной двери, потом, пройдя ее, у второй двери. Затем дежурный не пропустит, а посоветует позвонить по телефону на проходной в кабинет искомого сотрудника. Сами они не вызывают, не соединяют. Как правило, телефоны в кабинетах не отвечают, и так теряешь очень много времени, даже если просто хотел оставить письмо для руководства.

Как говорится, открытость формирует доверие. Доверие порождает уважение. Считаю, что доверие граждан к сотрудникам полиции есть только в незначительной степени.

Доверие к правоохранительной системе в государстве напрямую зависит от ее готовности информировать гражданское общество о своей деятельности, в том числе наиболее общедоступным способом – путем размещения сведений в сети Интернет.

 

Молчанов Сергей, член Координационного совета Национального превентивного механизма, директор ОФ «Врачи против наркотиков», к.м.н., врач — психиатр высшей категории

 

Здравствуйте, уважаемые участники конференции «Прозрачность деятельности правоохранительных органов»!

Учитывая регламент моего выступления, хочу обозначить одну, но важную проблему защиты прав человека в пенитенциарных учреждениях Республики Казахстан. Подчинённость медицинской службы пенитенциарной системы непосредственно КУИС.

Это приводит к сокрытию фактов унижающего, жестокого отношения по отношению к осужденным, к проблемам по оказанию гарантированного объёма медицинской помощи осужденным. Это сказывается на уровне квалификации самих медицинских работников, работающих в системе КУИС, т.к. общепринятые квалификационные требования (категорийность) на них не распространяются. Всё это нарушает целый ряд положений Кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения», а также ратифицированных РК международных нормативных правовых актов.

Необходимо:

  • перевести медицинскую    службу    системы    КУИС    в    систему    Министерства здравоохранения, чтобы устранить конфликт интересов;
  • расширить возможности оказания гарантированного объёма медицинской помощи заключённым;
  • распространить общемедицинские квалификационные требования, предъявляемые к врачам в системе Министерства здравоохранения, на врачей, работающих в системе КУИС.

Данные изменения приведут к более профессиональному оказанию медицинской помощи осужденным, снижению смертности в местах лишения свободы, уменьшению инвалидизации лиц, отбывающих наказание или освободившихся из мест лишения свободы. А самое главное — это позволит вовремя выявлять факты ненадлежащего обращения с осужденными: пытки, жестокое и унижающее обращение.

 

Сапаргали Аслан,

Главный эксперт Национального центра по правам человека в Республике Казахстан

 

Уважаемые участники конференции!

 

Позвольте приветствовать Вас на столь важном мероприятии по обсуждению ряда актуальных вопросов, текущей ситуации с соблюдением прав человека в местах ограничения и лишения свободы, и выработке действенных рекомендаций.

Основным направлением работы Уполномоченного является рассмотрение обращений граждан. Для нас обращения граждан – это главный источник информации о нарушениях прав человека. Среди вопросов, затрагиваемых в обращениях граждан, определенная доля жалоб составляет обращения на жестокое обращение преимущественно со стороны сотрудников правоохранительных органов. При этом следует отметить, что наблюдается тенденция постепенного снижения количества жалоб данной категории. Так, если в 2015 г. по данному вопросу поступило 109 обращений, в 2016 г. – 97, то в 2017 г. цифра увеличилась до 158 обращений. Вместе с тем, жестокое обращение в некоторой степени продолжает иметь место, и не только в пенитенциарных учреждениях.

Позиции Уполномоченного в сфере борьбы с пытками и жестоким обращением в значительной степени укрепились после создания Национального превентивного механизма против пыток (НПМ). Данный институт функционирует на основе обязательств, принятых в рамках ранее названного Факультативного протокола к Конвенции против пыток на основе модели «Омбудсмен плюс».

Безусловно, создание НПМ в Казахстане стало важным событием в области борьбы с пытками и другими видами жестокого обращения и наказания. Ранее отмеченное снижение количества жалоб на жестокое обращение отчасти, я полагаю, является заслугой работы НПМ в стране.

В настоящее время мандат НПМ включает учреждения пенитенциарной системы, органов внутренних дел, здравоохранения, образования, военного ведомства и национальной безопасности.

За время функционирования НПМ в Казахстане наработан уже определенный опыт в проведении превентивных посещений представителями гражданского общества. Следует отметить, что в течение 5 лет проведено 2564 превентивных посещений, из них специальных (внеплановых) посещений – 100.

Все посещения проводятся без предварительного уведомления. Внеплановые посещения не ограничены рабочими днями и рабочим временем. Как показывает практика, специальные посещения проводятся в любое время, в том числе и в выходные дни.

По итогам каждого посещения направляются рекомендации в адрес администрации соответствующего учреждения. Анализ рекомендаций и степень их реализации, публикуется в ежегодных консолидированных докладах участников НПМ. Наконец, выявленные проблемы могут затрагиваться в рекомендациях Омбудсмена в рамках его мандата вне НПМ.

На данный момент инициирован вопрос расширения мандата НПМ, соответствующий законопроект уже согласован с Мажилисом Парламента Республики Казахстан. Во многом это результат того, что данный механизм доказал свою высокую эффективность в предупреждении пыток. И включение в мандат НПМ учреждений для детей-инвалидов с психоневрологическими патологиями, детей-инвалидов с нарушениями опорно- двигательного аппарата, престарелых, детские дома, специальные интернатные организации и другие организации специального социального назначения в условиях круглосуточного проживания стало бы позитивным шагом в проявлении нетерпимости государства к жестокому обращению. На данный момент учреждения, не вошедшие в мандат НПМ, подпадают под мандат Омбудсмена и при необходимости посещаются сотрудниками офиса.

 

Необходимо отметить роль международных организаций в эффективной реализации целей НПМ. Офис ОБСЕ в Астане, региональное представительство Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека в Центральной Азии, Совет Европы и Европейский союз оказывают поддержку путем привлечения международных экспертов (в т.ч. членов Подкомитета ООН по предупреждению пыток), проведения тренингов, подготовки методических рекомендаций для участников НПМ, в проведении презентации консолидированного доклада, его публикации.

Омбудсменом на регулярной основе проводятся совместные с государственными органами мероприятия по вопросам обеспечения деятельности НПМ и взаимодействия с участниками НПМ. Первые руководители государственных органов приглашаются на заседания Координационного совета для обсуждения проблем, выявленных в ходе превентивных посещений. Презентация ежегодного консолидированного доклада стала традиционной площадкой для диалога гражданской общественности и государственных органов.

Практика показала, что выбранная нами модель мониторинга всех закрытых учреждений страны силами представителей гражданского общества при координирующей роли Уполномоченного по правам человека позволяет эффективно предупреждать факторы нарушения прав человека. Оценивая деятельность НПМ в Казахстане, следует отметить широкое вовлечение общественности в ее деятельность, путем ежегодного отбора новых участников (примерно 30% ежегодного обновления состава групп). Эффективность деятельности НПМ обеспечивается разветвленностью структуры НПМ и созданных в каждом регионе групп. Благодаря деятельности НПМ и публикуемым ежегодным докладам, ситуация в учреждениях и организациях, подмандатных НПМ, стала более прозрачной.

Вместе с тем, ежегодно в адрес Омбудсмена поступает более 200 жалоб на нарушения прав лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Указанные жалобы касались вопросов медицинского, социального, бытового обеспечения, а также обеспечения занятости осужденных, их прав на отбытие наказания по месту жительства и условно-досрочное освобождение. Большую же часть обращений составляли несогласие с приговорами судов, жестокое и грубое обращение, неправомерное использование специальных средств сотрудниками исправительных учреждений, мер дисциплинарного взыскания.

Уполномоченный по правам человека в рамках своего мандата направляет запросы в соответствующие правоохранительные органы. В Генеральную прокуратуру, Министерство внутренних дел, когда касается медицинского обеспечения, запросы в Министерство здравоохранения. Иногда это бывают открытые письма в адрес Правительства. Также в рамках своего отчета или консолидированного доклада, национального превентивного механизма, все это озвучивается публично, перед общественностью и перед государственными органами. По количеству поступающих жалоб, лидируют города Астана и Алматы, затем следуют Карагандинская, Акмолинская и Жамбылская области. В основном заключённые жалуются на недостаточное медицинское обеспечение, на условия содержания и жестокое обращение.

В завершении хочу выразить уверенность в том, что результаты совместной работы государственных органов и правозащитных организаций сыграют важную роль в развитии политики искоренения пыток, жестокого и унижающего достоинство обращения и наказания и посодействуют совершенствованию института правосудия в стране.

Благодарю за внимание!

 

Ковлягина Светлана Романовна, адвокат коллегии адвокатов Павлодарской области, г.Павлодар

 

Согласно закона «О правоохранительной службе», правоохранительный орган – это государственный орган, обеспечивающий соблюдение и защиту прав, и свобод человека и гражданина.

В силу ст. 7 закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при выполнении определенных Законом задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, обязаны обеспечивать выявление, предупреждение и пресечение преступлений путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий и негласных следственных действий, фиксации их результатов для использования в уголовном процессе, исполнять письменные поручения следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по расследуемым им уголовным делам.

Я хочу обратить ваше внимание на дела, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ.

В нарушение закона письменные поручения следователей оперативные работники в полном объеме не исполняют. Как правило, на хранение и сбыт наркотических веществ обвиняемых провоцируют через их же знакомых — наркозависимых, ранее судимых, т.е. с использованием лиц, зависимых от сотрудников полиции. Более того, одно и то же лицо может привлекаться в качестве имитируемого покупателя неоднократно.

Факт провокации действий обвиняемых на хранение и сбыт наркотических средств совершенно ни чем не опровергается, кроме голословных рапортов оперативных работников о том, что к ним поступила, якобы, какая-то оперативная информация, и показаний имитируемого покупателя, тоже, как правило, голословных.

Легализованные материалы НСД и протоколы процессуальных действий ничего, кроме материалов контрольного закупа, не содержат. Между тем, имитируемые покупатели договариваются о покупке как правило по телефону, но почему-то содержание этих разговоров не фиксируется.

Прокурор санкционирует проведение негласного аудио и (или) видео контроля сроком на 30 суток, но оперативные работники по своему усмотрению прекращают проведение НСД уже через 1-2 дня, проведя только контрольный закуп.

По уголовным делам, по которым контрольный закуп не проводился, но у обвиняемых при обыске были обнаружены наркотические средства, пакеты и свертки с наркотическими средствами даже не проверяются на наличие на них отпечатков пальцев или пото-жировых наложений обвиняемых. Практически по всем этим делам отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что у обвиняемых был умысел на незаконный оборот наркотических средств независимо от действий сотрудников полиции и что сбыт и хранение наркотических средств не явился результатом вмешательства оперативных работников, что ранее, до вмешательства оперативных работников, обвиняемые занимались хранением и сбытом наркотических средств, что они совершили бы преступление и без вмешательства сотрудников полиции.

Бесспорно, что с незаконным оборотом наркотических средств нужно вести борьбу. Но разве это борьба, если за несколько минут сотрудниками ОБН «раскрываются» особо тяжкие преступления?

Я считаю, что сотрудники ОБН используют имитируемых покупателей из числа лиц, зависимых от полиции и проводят контрольный закуп с целью провокации и создания искусственных показателей борьбы с незаконным оборотом наркотических средств. Доказательством тому служит тот факт, что сотрудники ОБН даже не принимают мер к установлению источников приобретения обвиняемыми наркотических средств.

Совершенно непонятны причины, по которым уголовные дела, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, в судебном кабинете с ограниченным доступом. Если это

 

связано с мерами защиты конфиденциальных помощников, то все они в уголовных делах фигурируют под псевдонимами. Лично мое мнение – по этим делам на досудебной стадии допускается множество нарушений процессуального закона и закона «Об оперативно- розыскной деятельности», но суды, как правило, рассматривают эти дела с обвинительным уклоном и выносят обвинительные приговоры, и чтобы заинтересованная общественность не смогла сделать анализ судебной практики по таким делам, информацию о них в судебном кабинете сделали закрытой для свободного доступа.

Не могу не сказать о приказах МВД с грифом «ДСП». Имели место случаи привлечения к дисциплинарной ответственности осужденных за нарушение некоего приказа МВД с грифом

«ДСП», о содержании которого осужденные знать не имели права, но обязаны были его исполнять. Речь идет об обязанности осужденных снимать свой головной убор. Между тем, все обязанности осужденных прописаны в Уголовно-исполнительном кодексе и Правилах внутреннего распорядка учреждений уголовно-исполнительной системы (утв. Приказом Министра внутренних дел от 14 ноября 2014 г.) и в этих нормативных актах даже не упоминается об обязанности снимать свой головной убор. Несмотря не то, что такая обязанность осужденных была прописана в приказе МВД под грифом «ДСП», суды не нашли оснований для признания его незаконным, хотя всё что касается прав человека и его обязанностей должно публиковаться и находиться в свободном доступе.

Почти четыре года потребовалось МВД на то, чтобы внести соответствующие изменения в Правила внутреннего распорядка учреждений уголовно-исполнительной системы, а именно в пункт 35, согласно которого при зачитывании фамилии осужденного, он откликается словами «Мен» или «Я», прибывает к месту перед сотрудником на расстояние не более двух метров, для сверки его личности с фотографией на карточке снимает головной убор (кроме зимнего периода) и произносит четко и внятно свое имя и отчество (при его наличии).

И, последнее, о чем я хочу сказать, это о том, насколько ограниченную информацию располагает на своем сайте МВД. Поскольку меня интересует информация о результатах борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, на сайте МВД я решила ознакомиться с результатами работы Департамента по борьбе с наркобизнесом, но к сожалению, этот раздел совершенно не информативный. Есть на сайте раздел «Отчет о реализации Отраслевой программы борьбы с наркоманией и наркобизнесом в Республике Казахстан на 2012-2016 годы», но сам отчет не открывается. Для чего и для кого существует сайт, если нужной информации на нём нет, непонятно.

 

Габдуалиев Мереке Тлекович, адвокат коллегии адвокатов ЗКО, к.ю.н., г.Уральск

 

 

Закуп услуг по оказанию конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность:

вопросы антикоррупционной экспертизы и мониторинга законодательства

 

  1. Постановка проблемы

В подпункте 15) статьи 1 Закона РК от 15 сентября 1994 года № 154-XIII «Об оперативно- розыскной деятельности» под «оперативно-розыскной деятельностью» понимается «научно обоснованная система гласных и негласных оперативно-розыскных, организационных и управленческих мероприятий, осуществляемых в соответствии с Конституцией Республики Казахстан, настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами Республики Казахстан органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в целях защиты жизни, здоровья, прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств».

В этом же Законе содержится понятие «конфиденциальные помощники», под  которыми понимаются «физические лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста, дееспособные, которые дали согласие сотрудничать на конфиденциальной основе (в том числе и по контракту) с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно сотрудничавшие ранее по своему согласию с данным органом» (пп.17) ст. 1).

Не умоляя важность и особую значимость оперативно-розыскной деятельности в деле борьбы с преступностью, обеспечения безопасности общества и защиты прав граждан, необходимо отметить, что данная деятельность правоохранительных органов содержит потенциал для совершения коррупционных правонарушений и злоупотреблений должностными полномочиями.

2.                      Процесс закупа услуг оперативно-розыскного характера

Процесс закупа услуг оперативно-розыскного характера является непрозрачным и усложняется режимом секретности такой деятельности. Антикоррупционная экспертиза Закона Республики Казахстан от 4 декабря 2015 года № 434-V ЗРК «О государственных закупках» (далее – Закон РК «О государственных закупках») позволяет сформулировать вывод о наличии коррупционных рисков при закупе таких услуг.

В статье 39 Закона РК «О государственных закупках» установлены основания осуществления государственных закупок способом из одного источника, содержащие дефекты конкурсных (аукционных) процедур. В пп. 9) п. 3 ст. 39 Закона закреплено, что государственные закупки способом из одного источника путем прямого заключения договора о государственных закупках осуществляются в случае:

«9)           приобретения           для           осуществления           оперативно-розыскной, контрразведывательной деятельности, а также следственных действий органами, уполномоченными их осуществлять в соответствии с законодательством Республики Казахстан:

услуг лиц, изъявивших согласие оказывать конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную, контрразведывательную деятельность;

служебных помещений, транспортных и иных технических средств, информационных систем, имущества, а также услуг по их содержанию, обслуживанию и технической поддержке;

товаров, работ, услуг для создания и содержания конспиративных организаций и объектов;

 

услуг должностных лиц и специалистов, обладающих необходимыми научно- техническими или иными специальными познаниями».

Подобным образом сформулированная правовая норма содержит коррупционные риски, поскольку отсутствие самой конкурсной процедуры при приобретении названных услуг либо товаров содержит условия для злоупотреблений со стороны должностных лиц. Например, сотрудник отдела по борьбе с нарокобизнесом под видом приобретения информации о наркопритонах, торговцах наркотиками может юридически оформить «приобретение» услуг у наркомана в обмен на дозу наркотиков.

Уголовная субкультура, сложившаяся на территории постсоветского пространства, свидетельствует, что негласную помощь сотрудникам правоохранительных органов, как правило, добровольно не оказывают. Обычно негласным помощником становится лицо, вовлеченное в правонарушение или разоблаченное в преступлении, который в обмен на

«покровительство» со стороны сотрудников правоохранительных органов заключает своего рода «выгодный контракт».

Другими словами, «мелкий правонарушитель» становится конфиденциальным осведомителем. Сотрудник правоохранительных органов может составить официальный контракт с таким лицом, переведя его в статус конфиденциального осведомителя. Однако денежные средства может присваивать себе, вынуждая путем шантажа подписывать осведомителя необходимые документы.

Такое злоупотребление сложно раскрыть, поскольку закуп услуг у лиц, изъявивших согласие оказывать конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно- розыскную, осуществляется конфиденциально, негласно.

Широкая формулировка о закупе «товаров, работ, услуг для создания и содержания конспиративных организаций и объектов» позволяет приобрести любые товары по любым ценам у неопределенного (произвольного) круга лиц.

В Законе не уточняется, что понимается под термином «лица, обладающие необходимыми научно-техническими или иными специальными познаниями», у которых должностное лицо осуществляет государственный закуп из одного источника путем прямого заключения договора о государственных закупках.

3.                      Вопросы антикоррупционной экспертизы и мониторинга законодательства

Казахстан принятием Закона от 6 апреля 2016 года № 480-V ЗРК «О правовых актах» (далее – Закон РК «О правовых актах») отказался от антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов.

В тоже время в Концепции правовой политики, утвержденной Указом Президента РК от

24 августа 2009 года № 858, прямо закреплено, что «государством приняты меры, позволившие вывести нормотворческий процесс на новый качественный уровень, среди которых: перспективное планирование законопроектной деятельности; введение научной (правовой, антикоррупционной, криминологической и других) экспертизы проектов нормативных правовых актов; полное финансовое обеспечение принимаемых законов».

Содержащийся в Законе РК «О правовых актах» механизм проведения юридической экспертизы не может заменить собой научной антикоррупционной экспертизы проектов НПА по следующим причинам.

Во-первых, юридическая экспертиза является частью механизма государственной регистрации нормативных правовых актов, проводимой органами юстиции. Так, в соответствии с п. 1 ст. 44 Закона РК «О правовых актах» «государственная регистрация нормативного правового акта включает в себя проведение органами юстиции юридической экспертизы на предмет наличия в акте нормы права и принятия решения о необходимости его государственной регистрации, определение соответствия нормативного правового акта законодательству Республики Казахстан и внесение его в Реестр государственной регистрации нормативных правовых актов с присвоением номера государственной регистрации».

 

Во-вторых, согласно пп. 8) ст. 1 Закона РК «О правовых актах» юридическая экспертиза

  • это «проверка проекта нормативного правового акта, либо принятого нормативного правового акта на предмет его соответствия Конституции Республики Казахстан и законодательству Республики Казахстан, в том числе законодательству в сфере противодействия коррупции». Научная антикоррупционная экспертиза проектов НПА не должна проводиться государственным органом, а должна быть прерогативой научно- экспертного сообщества.

В пункте 3 статьи 5 Конвенция ООН против коррупции 2003 года, ратифицированной Законом РК от 4 мая 2008 года № 31-IV, указано, что «каждое Государство-участник стремится периодически проводить оценку соответствующих правовых документов и административных мер с целью определения их адекватности с точки зрения предупреждения коррупции и борьбы с ней».

В Законе РК «О правовых актах» содержится институт правового мониторинга. В соответствии с п. 1 ст. 50 данного закона «правовой мониторинг проводится с целью оценки и прогнозирования эффективности законодательства путем выявления противоречащих законодательству Республики Казахстан, устаревших, коррупциогенных и неэффективно реализуемых норм права, а также выработки предложений по его совершенствованию».

Между тем, проведение мониторинга НПА, регулирующих вопросы закупа услуг по оказанию конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, осложняется по следующим причинам.

Во-первых, согласно п. 2 ст. 50 Закона РК «О правовых актах» «государственные органы осуществляют мониторинг нормативных правовых актов, принятых ими, и (или) разработчиками которых они являлись, либо относящихся к их компетенции, и своевременно принимают меры по внесению в них изменений и (или) дополнений или признанию их утратившими силу».

Государственные органы, которые сами приняли подобные НПА либо в сферу деятельности которых входит осуществление оперативно-розыскных мероприятий, изначально не заинтересованы в мониторинге НПА, регулирующих вопросы закупа услуг по оказанию конфиденциального содействия.

Во-вторых, ряд НПА в сфере осуществления оперативно-розыскных мероприятий носит секретный характер и такие НПА не могут стать предметом проведения правового мониторинга в понимании Закона «О правовых актах».

Вывод:

Отсутствие в Казахстане антикоррупционной экспертизы проектов НПА позволяет сформулировать вывод, что такой важный срез антикоррупционной политики как законотворческая и подзаконная нормотворческая сферы остаются достаточно уязвимыми для появления в системе законодательства нормативных правовых актов, изначально содержащих коррупционные риски и риски для злоупотреблений со стороны правоприменителей.