Обзор ситуации с безопасностью и защитой правозащитников в Республике Казахстан в 2019

Скачать pdf 

Download pdf 

В 2019 г. 511 лиц, занимающихся гражданским активизмом и правозащитной деятельностью[1], испытали 733 угрозы в 23-х городах Казахстана.

По категориям активистов подвергались угрозам в большинстве — гражданские активисты (323 чел.), далее — журналисты (78), затем правозащитники (41), активисты политических партий, движений (21), активисты профсоюзов (16), адвокаты (15), общественные деятели (10), активисты религиозных объединений (7).

Наибольшее число угроз зарегистрировано в:

  • отношении мужчин (416), а меньше – женщин (270) и юридических лиц (47);
  • июне (152), октябре (85), мае (84), июле (81), декабре (67) и феврале (57);
  • в гг. Алматы (259), Нур-Султан (239), Уральск (50), Шымкент (31), Атырау (23), Актобе и Актау (по 19).

 

Объясняется такая ситуация несколькими основными факторами:

  • массовые грубые нарушения прав и свобод человека и их не восстановление;
  • «незаметная» инфляция, снижение доходов граждан на фоне обогащения узкой прослойки в социальной иерархии, коррупция;
  • возросшая гражданская активность граждан, создание различных движений (многодетных матерей, «405», «Оян, Казахстан!», «Кахарман» и др.) и общественных экспертных групп (например, «Чистый воздух Алматы»);
  • протесты по многим причинам и поводам: 1) после смерти в пожаре 5 девочек из одной семьи в столице 3-4.02.2019 г., 2) указ о переименовании столицы 23.03.2019 г. (ознаменован отставкой елбасы 19.03.2019 г.), 3) марафон с баннером «От правды не убежишь», 4) выборы главы государства 9.06.2019 г., 5) строительство многочисленных китайских заводов на западе страны, 6) политические заключенные, 7) пытки в тюрьмах, 8) конкретные уголовные правонарушения, вызвавшие общественный резонанс[2], 9) расширение полномочий елбасы, 10) решения о выдворении этнических казахов из РК, которые бежали из Китая, 11) экологические проблемы, 12) защита (профессиональным и иным) сообществом конкретных представителей – например, дело алматинских врачей, водителей (по вопросам «сергеков»), 13) реформа МВД и др.;
  • ярко выраженная политическая подоплёка многих дел в судах по ст.405 УК РК, давление в связи с попытками создания партий (в марте 2019 г. – «Наше право», в ноябре 2019 г. – Демократическая партия Казахстана).

Президент РК информировал о концепциях и различных лозунгах («формулах»): «разные мнения – единая нация», «слышащее государство» и др. Сокращение сроков административного ареста части задержанных в ходе митингов 9-11.06.2019 г. позволило снизить некоторую напряженность в обществе. Отдельных протестов удалось избежать в результате реакции главы государства[3], приема президентом ряда лидеров общественного мнения (в числе которых Турмагамбетова Ж.У.), создания 12.06.2019 г. Национального совета общественного доверия, кредитной амнистии (26.06.2019 г. поручено снизить долговую нагрузку для оказавшихся в трудной жизненной ситуации), не выдачи в КНР беженцев. Отдельные попытки погашения протестного настроя граждан связаны с обещаниями изменить законодательство о мирных собраниях, проект которого сегодня уже подвергнут гражданским обществом критике из-за некоторой двусмысленности ожиданий замены разрешительного порядка на уведомительный.

Отмечено 63 вида угроз активистам и правозащитникам. Преобладают судебные акты в порядке административного и уголовного производства, задержания, доставления, запугивание и давление, возбуждение досудебного производства, препятствия в осуществлении профессиональной деятельности, применение физической силы, повестки о явке в полицию, взлом и блокирование сайтов и аккаунтов в социальных сетях, кража и порча личного имущества, нападения.

«Ресурсными» для активистов и правозащитников явились: июнь (9), июль (4), май и август (по 3); в марте, октябре и ноябре – по 1, январе, апреле, декабре – по 2, в феврале и сентябре – 0.[4] Например, прекращение уголовного дела, постановление оправдательного приговора, условно-досрочное освобождение, отмена решения суда о выдворении, отмена постановления суда о привлечении к административной ответственности, отзыв иска о ликвидации профсоюза, массовое сокращение срока ареста, наложение штрафа за причинение умышленного легкого вреда здоровью, отказ суда в удовлетворении требований истцов к ответчику – блогеру.

[1] Мужчин 305 человек, женщин 171, юридических лиц 35.

[2] Например, в качестве реакции на преступления (сексуальное насилие, скотокрадство, распространение наркотиков, вождение в состоянии алкогольного опьянения, браконьерство и посягательство на жизнь егерей) Мажилис принял ряд поправок по ужесточению уголовной ответственности.

[3] Одним из примеров является запрет строительства курорта на Кокжайлау (в урочище национального природного парка) 29.10.2019 г., расследование по проекту LRT-Astana (27.09.2019 г. перед Банком развития Китая погашен займ 343 млн. долларов из привлеченного облигационного транша 420 млн. долларов).

[4]

Виды угроз/ месяц 2019 г. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 всего
1. Обвинительный приговор/решение (ограничение свободы, штраф, исправительные работы), арест 2 30 14 13 17 67 15 7 11 24 10 35 245
2. Задержала полиция и доставили в отделение 5 23 10 16 32 21 6 3 9 1 12 138
3. Запугивание, давление, угрозы 2 2 8 2 8 1 1 33 4 5 66
4. Возбуждение уголовного дела 3 3 2 1 5 2 2 6 3 1 28
5. Отказ в удовлетворении иска/апелляционных требований 2 1 8 2 2 2 3 2 22
6. Препятствие осуществлению профессиональной деятельности 1 3 5 4 2 1 1 1 1 19
7. Применение физической силы, покушение (со стороны сотрудника полиции — 10)  1  2 2 2 3 1 1  1  2 2 17
8. Повестка в ДВД (вызов и вопросы) 1  1 5 3 4 1 15
9. Взлом аккаунтов в социальных сетях; комментарии, порочащие честь и деловую репутацию 2 1 6 3 1 2 15
10. Блокировка аккаунта, сайта, социальных сетях 2 4 2 1 1 1 11
11. Кража/порча личных вещей, имущества 1 1 3 5 10
12. Задержали/напали неизвестные 4 5 1 10

 


 

The overview of the safety and protection situation of human rights defenders in the Republic of Kazakhstan in 2019

 

In 2019, 511 people involved in civic activism and human rights activities[1] experienced 733 threats in 23 cities of Kazakhstan.

By categories of activists who were threatened — civic activists (323 people), then journalists (78), then human rights defenders (41), activists of political parties, movements (21), trade union activists (16), lawyers (15), public figures (10), activists of religious associations (7).

Most threats recorded:

  • Against men (416), women (270) and legal entities (47);
  • In June (152), October (85), May (84), July (81), December (67) and February (57);
  • In Almaty (259), Nur-Sultan (239), Uralsk (50), Shymkent (31), Atyrau (23), Aktobe and Aktau (19 each).

This situation is explained by several main factors:

  • massive gross violations of human rights and freedoms and their non-restoration;
  • “Imperceptible” inflation, lower incomes of citizens amid the enrichment of a narrow layer in the social hierarchy, corruption;
  • increased civic engagement of citizens, the creation of various movements (mothers with many children, “405”, “Oyan, Kazakhstan!”, “Qaharman” and others) and public expert groups (for example, “Clean Air of Almaty”);
  • protests for many causes and reasons: 1) after the death in a fire of 5 girls from the same family in the capital on February 3-4, 2019, 2) a decree on renaming the capital on March 23, 2019 (marked by the resignation of Elbasy on March 19, 2019), 3) a marathon with the banner “You won’t run away from the truth”, 4) the election of the head of the State on June 9, 2019, 5) the construction of numerous Chinese factories in the west of the country, 6) political prisoners, 7) torture in prisons, 8) specific criminal offenses that provoked a public outcry[2], 9) expanding the powers of the Elbasy, 10) decisions on the expulsion of ethnic Kazakhs from Kazakhstan who fled from China, 11) environmental problems, 12) protection by the (professional and other) community of specific representatives — for example, the case of Almaty doctors, drivers (on issues of “sergeks”), 13) reform of the Ministry of Internal Affairs, etc.

The President of the Republic of Kazakhstan informed about concepts and various slogans (“formulas”): “Different opinions — one nation”, “hearing state”, etc. Reducing the terms of administrative arrest of some detainees during the protests on June 9-11, 2019, which will reduce tension in society. Separate protests were avoided as a result of the head of state’s reaction[3], the president’s reception of a number of public opinion leaders (including Turmagambetova Z.U.), the creation of the National Council of Public Trust, a credit amnesty on June 12, 2019 (on June 26, 2019, it was instructed to reduce the debt burden for those in difficult situations), no extradition of refugees to the PRC. Some attempts to extinguish the protest mood of citizens are associated with promises to amend the legislation on peaceful assemblies, the project which has already been criticized by civil society today due to some ambiguity in the expectations of replacing the permissive order with the notification.

63 types of threats to activists and human rights defenders were noted. Judicial acts are predominant in administrative and criminal proceedings, detention, harassment, intimidation and pressure, initiation of pre-trial proceedings, obstacles to professional activities, the use of physical force, subpoenas from the police, hacking and blocking of sites and accounts on social networks, theft and damage of personal property, assaults.

“Resource” for activists and human rights defenders were: June (9), July (4), May and August (3 each); in March, October and November —  1 each , January, April, December — 2 each , in February and September — 0 each[4]. For example, the termination of a criminal case, the decision of a acquittal, the conditional early release, the cancellation of a court decision on expulsion, the cancellation of a court order to bring to administrative responsibility, the withdrawal of the claim on liquidation of the union, massive reduction of the period of arrest, imposition of a fine for causing intentional slight harm to health, court refusal to satisfy the plaintiffs claims against the defendant — blogger.

 

 

[1] Men 305 people, women 171, legal entities 35.

 

[2] For example, in response to crimes (sexual violence, cattle theft, drug trafficking, driving while intoxicated, poaching, and encroachment on the life of huntsmen) The Mazhilis adopted a number of amendments to toughen criminal liability.

[3] One example is the ban on building a resort on Kokzhailau (in the tract of the national natural park) on October 29, 2019, the investigation of the LRT-Astana project (on September 27, 2019 a loan of $ 343 million was repaid to the China Development Bank from the attracted bond tranche of 420 million dollars).

[4]

Types of threats/month 2019 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 total
1. The guilty verdict/decision (restriction of liberty, fine, correctional labor), arrest 2 30 14 13 17 67 15 7 11 24 10 35 245
2. Detained by the police and taken to the police station 5 23 10 16 32 21 6 3 9 1 12 138
3. Intimidation, pressure, threats 2 2 8 2 8 1 1 33 4 5 66
4. Initiation of criminal proceedings 3 3 2 1 5 2 2 6 3 1 28
5. Denial of the claim/Rejection of the appeal requirements 2 1 8 2 2 2 3 2 22
6. Obstruction of professional activity 1 3 5 4 2 1 1 1 1 19
7. The use of physical force, attempt (by the police officer — 10) 1 2 2 2 3 1 1 1 2 2 17
8. The agenda for the Department of the Interior (call and questions) 1 1 5 3 4 1 15
9. Hacking accounts on social networks; comments discrediting honor and business reputation 2 1 6 3 1 2 15
10. Blocking the account, websites, social networks 2 4 2 1 1 1 11
11. Tth theft/damage of personal belongings, property 1 1 3 5 10
12. Detained/was attacked by unknown people 4 5 1 10