Обращение к президенту и ГП о расследовании дела по факту смерти Дулата Агадил от 27.02.2020

Подумайте: кто, если не вы?

Я подписываю это обращение потому, что:

а) теперь на одного гражданского активиста в Казахстане меньше,
б) Агадилов Дулат Шакирович — человек, который мог еще долго жить,
в) пытки — это зло, а свобода от пыток не подлежит каким-либо ограничениям (она абсолютная, пытки запрещены всегда),
г) вижу неустраненные за третий день со дня смерти сомнения в соблюдении законности,
д) правозащитники и активисты в Казахстане не защищены и подвергаются угрозам,
е) хочу, чтобы Казахстан стал правовым и демократическим государством, и никто не подвергался таким нарушениям прав и свобод человека, страданиям, которые испытал Агадилов Дулат Шакирович.

Желающие подписать это обращение, укажите, пожалуйста, фамилию, имя, должность и организацию, город

 

Президенту Республики Казахстан
г-ну Токаеву К.-К.

Генеральному прокурору
Республики Казахстан
г-ну Нурдаулетову Г.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ
«Цена за неявку и уклонение от участия в следственных действиях по делу о неуважении к суду, оскорбление судьи, участников судебного заседания –
изоляция от общества и жизнь…»

Агадилов Дулат Шакирович, 16.02.1977 года рождения, отец шестерых детей, проживавший в с.Талапкер Целиноградского района Акмолинской области, активно совместно с другими лицами выражал свое мнение по вопросам прав и свобод человека, в связи с чем более 60 дней в порядке административного ареста содержался под стражей в 2019 г. Согласно определению по ст.1 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы Дулат является гражданским активистом (как минимум).

 

ФАКТЫ

Полиция сообщила, что Агадилов Д.Ш. был субъектом правонарушений (по делу о неуважении к суду, оскорблении судьи, участников судебного заседания), в январе 2020 г. «заочно предъявлено обвинение», избрана подписка о невыезде . По причине неявки и уклонения от участия в следственных действиях судом эта мера пресечения заменена на содержание под стражей.

По сообщениям полиции, 24.02.2020 г. в 21:00 ч. Агадилов Д.Ш. из своего дома 4 сотрудниками Целиноградского РОВД Акмолинской области (в гражданской одежде на автомобиле гос.номер 538 hka 03, прятавших свои лица) увезен, «доставлен в поликлинику села Акмол поселка Талапкер, где проведена экспертиза (установившая алкогольное опьянение средней степени тяжести). В центральном судебно-медицинском центре г.Нур-Султан проведен медицинский осмотр на предмет наличия травм».
Агадилов Д.Ш. содержался в учреждении ЕЦ-166/1 Департамента уголовно-исполнительной системы МВД РК по г.Нур-Султан (СИ-12) восемь часов: водворен в СИ-12 25.02.2020 г. в 00:30 ч. (согласно распространенной полицией информации – 24.02.2020 г.), а около 8:00 ч. врачами скорой медицинской помощи констатирована его смерть. 27.02.2020 г. гражданский активист похоронен.

«Завтрак был в 06:00 ч., в туалет вошел в 7:00 ч. Выйдя оттуда, он упал на колени, потеряв сознание. Сокамерники информировали контролера, который пытался оказать первую помощь». Согласно предварительной официальной версии, смерть наступила по причине острой сердечно-сосудистой недостаточности. В камере вместе с Агадиловым Д.Ш. содержалось 4 человека, которые сообщили о неприменении к нему насилия, конфликтов не было. Жалоб «на самочувствие» до водворения в камеру он не заявлял. «По данным камер видеонаблюдения ему было трудно спать» (это оценка, не факт).
Начато досудебное расследование.

 

ВОПРОСЫ

Исходя из опубликованной в СМИ информации, основанной на сообщении «сотрудника полиции Заппарова», непонятно:
• что за срочность была поздно вечером задерживать человека?

Что означает «заочно» предъявлено обвинение? Каждому понятно, что государство имеет достаточные ресурсы для принудительного привода лица в суд. Получается, что водворить в СИ-12 государство может, а доставить в суд, где Агадилов Д.Ш. бы воспользовался гарантированным ст.77 Конституции РК правом быть выслушанным в суде, а затем обжаловать постановление суда о санкционировании содержания под стражей – государство не может обеспечить? Почему не соблюдены ВСЕ предусмотренные УПК РК процедуры и не обеспечены средства правовой защиты гражданскому активисту?

  • Почему суд не проверил на предмет соответствия принципам законности, допустимости, пропорциональности/ соразмерности, насущной необходимости ограничение личной свободы (ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах) Агадилова Д.Ш., а лишь формально удовлетворил ходатайство полиции об изменении меры пресечения в виде подписки о невыезде на содержание под стражей по причине неявки и уклонения от участия в следственных действиях?
  • Почему суд и медицинские работники, принявшие в СИ-12 Агадилова Д.Ш., не убедились в том, что по состоянию здоровья он может содержаться под стражей?
  • Во сколько Агадилов Д.Ш. принимал пищу в последний раз 24.02.2020 г.?
  • Как полиция определила, что именно в момент задержания (в 21 ч. 24.02.2020 г.) Агадилов Д.Ш. находился в состоянии алкогольного опьянения?
  • Как связан факт смерти Агадилова Д.Ш. с состоянием алкогольного опьянения (это информация о состоянии здоровья лица является врачебной тайной)?
  • С какой целью полиция распространила эту информацию в пресс-релизе 25.02.2020 г.?
  • Какое обследование проведено Агадилову Д.Ш., чтобы заключить об отсутствии каких-либо телесных повреждений на теле погибшего? Таким образом, исключены вообще какие-либо повреждения в то время, как полицией сообщено, что проведено медицинское освидетельствование. Или отсутствуют лишь видимые телесные повреждения?
  • Какая причина смерти, установленная 26.02.2020 г. независимыми судебно-медицинскими экспертами? Известна лишь предварительная причина «острая сердечно-сосудистая недостаточность».
  • По какой статье Уголовного кодекса РК проводится досудебное расследование? Об этом не сообщалось полицией.
  • Какими специальными познаниями обладает «глава общественного фонда по работе с вышедшими из мест лишения свободы Орынбасар Кульжибаева, чтобы не усматривать в смерти Агадилова Д.Ш. насильственных действий», или делать предположения, что Агадилов Д.Ш. «либо больной, либо что-то такое из-за неуверенной походки, что вызывало подозрение» об этом? Здесь нужно отметить, что Омбудсман Азимова Э. верно заключает, что только эксперты вправе делать подобные заявления и следует дождаться заключения судебно-медицинских экспертов.
  • От кого получила информацию о смерти Агадилова Д. «глава общественного фонда по работе с вышедшими из мест лишения свободы»? Кем она привлечена и с какой целью посетить учреждение закрытого типа?
  • Какой именно «журнал, где регистрируются документы, смотрела Кульжибаева О., и не заметила никаких нарушений»? Является ли она лицом, имеющим право «смотреть» какие-либо журналы, видеозаписи, беседовать с каждым из сокамерников, получать от них показания в таком режимном объекте, как следственный изолятор? Известно, что таким правом обладает лишь определенный законом круг лиц, либо должно быть специальное разрешение администрации СИ-12 либо вышестоящих органов. Если последнее, то кем выдано такое разрешение, когда и почему?
  • Сколько времени Кульжибаева О. находилась в следственном изоляторе, просматривая видеозапись, и все ли 8 часов были просмотрены ею, чтобы утверждать, что «везде соблюдается порядок, при сопровождении тоже»?

 

ПРЕЦЕДЕНТ и СТАНДАРТ

Эти и многие другие вопросы возникают в связи с фактом смерти гражданского активиста 25.02.2020 г. в СИ-12.
Одним из минимальных международных стандартов по свободе от пыток является обстоятельство, при котором государство несет ответственность за жизнь и здоровье лиц, содержащихся в учреждениях закрытого типа. Причина – человек не по собственной воле пришел в СИ-12, а суд санкционировал эту меру пресечения. При этом судебной властью Агадилов Д.Ш. ограничен был лишь в личной свободе, но не в других правах и свободах (в праве на жизнь, в праве на получение необходимой медицинской помощи, в праве на уважение человеческого достоинства и свободе от пыток).
Как известно, в июле 2017 г. Комитетом против пыток ООН вынесено решение по делу «Дмитрий и Ашим Ракишевы против Республики Казахстан» . Дмитрий за 10 дней содержания в ИВС ОВД г.Степногорск Акмолинской области умер без доступа к медицинской помощи. Обвинительный приговор судом начальнику ИВС Абетову Дулату вынесен за «Халатность», который по амнистии освобожден от наказания — 3-х лет лишения свободы. В ходе судебного разбирательства как судом, так и защитником Абетова Д. постоянно доказывался факт того, что Дмитрий страдал алкоголизмом и сам виновен в смерти. Комитет против пыток счел, что описанное нарушает обязательства государства по Конвенции против пыток ООН. В настоящее время гражданское дело о возмещении и компенсации в связи с пытками сестре умершего рассматривается судом Есильского района №1 г.Нур-Султан.
Следует заметить, что Дулат Агадилов (как и Дмитрий Ракишев) был следственно-арестованным, то есть НЕВИНОВНЫМ. И возникает очередной вопрос: почему не соблюдается конституционный принцип презумпции невиновности в отношении простых граждан, гражданских активистов, свобода от пыток?
Поскольку Дулат был гражданским активистом и его смерть представляет публичный (общественный) интерес,

МЫ ТРЕБУЕМ:

  1. Ответить на каждый вопрос из указанных выше.
  2. Провести быстрое, независимое, тщательное и эффективное расследование по ст.146 «Пытки» Уголовного кодекса Республики Казахстан (прокуратурой) с привлечением независимых специалистов судебно-медицинских экспертов, врачей узкой специализации, психологов и психиатров, правозащитников, авторитетных членов Координационного совета Национального превентивного механизма согласно правилам Стамбульского протокола (Руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания).
  3. Вынести постановление о признании потерпевшими по данному делу гражданского активиста Агадилова Дулата Шакировича, его супругу, брата и мать.
  4. Установить, привлечь к уголовной ответственности и изолировать от общества (санкционировать меру пресечения в виде содержания под стражей как представляющих опасность для окружающих) ВСЕХ лиц, причастных к противоправным действиям (в том числе тех должностных лиц, которые нарушили процедуру задержания), приведшим к смерти гражданского активиста Агадилова Дулата Шакировича.
  5. Регулярно оповещать через социальные сети общество о проводимом расследовании и его результатах.
  6. Срочно создать в Казахстане национальный механизм защиты правозащитников и гражданских активистов в виде focal point при Уполномоченном по правам человека в Республике Казахстан.

 

Ссылка на фейсбуке: https://www.facebook.com/aixlm/posts/3480279425332540 и подписи:
27 февраля 2020 г.